Кокс на мелководье

05.12.2007 в 08:51
Кокс на мелководье

Страна столкнулась с очередным кризисом - коксовым. Украинским коксохимикам стало остро не хватать этого сырья. По данным ПХО «Металлургпром», в июле 2007 года коксохимические заводы Украины (КХЗ) получили от горняков лишь 55% от заявленного объема коксующегося угля.

Сначала дефицит ощутили на себе металлургические предприятия, не имеющие в Украине собственных угледобывающих мощностей: Мариупольский меткомбинат им. Ильича, «Arcelor Mittal Кривой Рог», «Запорожсталь», а также Днепровский меткомбинат им. Дзержинского.

К осени проблема приобрела глобальный характер, вынудив металлургов, имеющих собственную угледобычу, завозить сырье из стран дальнего зарубежья. Появился даже такой экзотический контракт, как поставка французского кокса...

Беда не приходит одна. Произошла катастрофа на шахте им. Засядько, на неопределенный срок выведя с украинского рынка одного из основных поставщиков коксующегося угля и резко обострив проблему с обеспечением отрасли.

Для страны, где горно-металлургический комплекс обеспечивает 30% ВНП и 40% валютных поступлений, это не слишком приятные новости. А если еще вспомнить, что дефицит коксующегося угля для коксохимических предприятий может обернуться не просто снижением объемов производства продукции, но и аварийными остановками предприятий с самыми непредсказуемыми последствиями, вплоть до техногенных катастроф, то ситуация вырисовывается и вовсе угрожающая.

Назвать кризис внезапным трудно. Специалисты прогнозировали его еще в начале 90-х годов прошлого столетия. Однако по старой доброй традиции все проблемы решались не в предупредительном, а в догоняющем порядке.

По данным Ассоциации коксохимических предприятий Украины «Укркокс», в текущем году будет произведено 15 млн. тонн металлургического кокса. Между тем потребности металлургов составляют 18 млн. тонн, для производства которых необходимо 26 млн. тонн угольного концентрата.

Однако столько на украинском рынке просто нет...

- Нам долго обещали полностью обеспечивать КХЗ коксующимся углем, но мы перспективы не видим, - говорит глава ассоциации «Укркокс» Анатолий Старовойт. - Хорошо, если просто сохранятся текущие объемы добычи. Ведь условия добычи все ухудшаются, и катастрофа на Засядько - лишнее тому подтверждение... По данным Минуглепрома, 75% угольных шахт относятся к 1-й категории с повышенной опасностью взрыва метана, а 35% - к опасным по взрывам угольной пыли. Какое тут серьезное наращивание...

По мнению руководителя «Укркокса», идея покупки металлургическими холдингами угледобывающих предприятий сама по себе правильная, но шахт с серьезными запасами доступных коксующихся углей в стране почти нет. Они уже давно приватизированы.

- Единственным привлекательным вариантом может быть шахта «Краснолиманская», - продолжает Анатолий Старовойт. - Не говоря уж о том, что в украинском угле содержится вдвое больше серы, чем в импортном. Я могу по пальцам одной руки пересчитать шахты, добывающие малосернистый уголь. Это «Красноармейская-Западная №1», шахта им. Скочинского и «Южнодонбасская». Если мы будем производить кокс только из их угля, то получим его всего 3,8 млн. тонн.

Так что импортировать низкосернистый уголь необходимо было всегда. Ожидается, что в этом году будет импортировано 7 млн. тонн концентрата коксующихся углей и 2 млн. тонн кокса. Главным образом, из России.

Впрочем, тут тоже назревают проблемы. Импорт шел в основном с Алтая, но в России на уровне профильного министерства пытаются сдерживать экспорт кокса, особенно после взрывов на шахтах Южного Кузбасса. К тому же качественных марок кокса в России не хватает и для своих предприятий, поэтому продают его по остаточному принципу.

Если же импорт кокса невозможен, то в страну необходимо завозить от 10 до 11 млн. тонн угольного концентрата. С этим связаны определенные сложности. Правда, российские угли низкосернистые, что важно для качества производимого металла. Но кузбасский уголь готовы в больших объемах закупать китайцы, а конкурировать с ними трудно - они гораздо ближе к Кузбассу.

По расчетам украинских специалистов, из-за дефицита сырья годовое производство кокса начиная с 2008 года не превысит 17,5 млн. тонн, тогда как металлургам требуется 19,5 млн. Кстати, Украине не выгоден импорт готового кокса. Во-первых, его сложнее возить, так как коэффициент заполнения коксом вагона составляет 0,44, а углем - 0,6, т.е. на треть выше. К тому же, перерабатывая уголь на украинских предприятиях, отрасль создает рабочие места в стране, а не оплачивает их за рубежом. Плюс с каждой импортируемой тонной угля фактически завозится и 330 кубометров коксового газа, что эквивалентно 150 кубометрам газа природного. Это позволяет заводам перейти на самообеспечение по энергии. К примеру, Авдеевский «коксохим» даже продает электроэнергию.

Самое интересное, что в мире не наблюдается дефицита хорошо спекающихся марок коксующегося угля. Одна Австралия ежегодно вывозит на экспорт 125 млн. тонн качественного угля. Вместе с тем существует дефицит мощностей по его транспортировке. Поэтому сейчас на первый план выходит вопрос развития украинских портов, в первую очередь глубоководных. Ведь возить уголь издалека небольшими судами просто разорительно.

- По существу, сейчас у нас нет ни одного по-настоящему глубоководного порта, - говорит Анатолий Старовойт. - Вдобавок, все наши порты со времен СССР были ориентированы на экспорт угля, а не на его прием. Только обеспечение приема судов дедвейтом порядка 100 тыс. тонн решит эту проблему. Тогда мы сможем выгодно возить уголь из Австралии, США, Канады, Южной Африки. Это позволит диверсифицировать его поставки, поскольку сейчас наши предприятия зависят от одного зарубежного поставщика кокса, коим является Россия.

Сейчас крупнотоннажные суда принимают всего три порта - Одесский, Ильичевский и «Южный», есть возможность подключить Севастополь. Это те порты, которые принимают хотя бы суда дедвейтом 50 тыс. тонн. А более крупнотоннажные суда идут в Румы­нию, в порт Констанца, где глубина порта составляет 18 метров. И уже оттуда мелкими судами уголь переправляется в Измаил и Мариуполь, где перегружается в железнодорожные вагоны. Экономику поставок это не улучшает.

По мнению специалистов «Укркокса», необходимо срочно начать разработку целевой государственной программы диверсификации импорта угля, которая предусматривала бы выделение земли, развитие железнодорожной инфраструктуры и т.д.

Вопрос портов уже назрел настолько, что его необходимо решать не только на уровне частного бизнеса, но и на уровне государства. Государство ни разу за последние 15 лет не выделило серьезных средств на дноуглубление, все работы осуществляются силами либо самих портов, либо частных инвесторов.

- Кстати, нам говорят, что перевалка угля приведет к загрязнению окружающей среды. Если разгружать по старинке, то так и будет, - считает Анатолий Старовойт. - А если установить современное оборудование, то это совершенно чистый процесс. Мировая практика уже давно предусматривает разгрузку «стотысячника» за несколько часов. Большие углесосы опускаются в трюмы и разгружают их без пыления, на закрытые конвейеры, на закрытый угольный склад с перегрузкой и обработкой поверхности вагонов жидкостью, которая предотвращает пыление. И все. Проблема загрязнения окружающей территории снята.

То есть что делать, специалистам ясно. А вот насколько это ясно руководству страны, непонятно. Не хотелось бы, чтобы украинская металлургия банально «села в лужу», а точнее, на мелководье. Разговоры об уникальном транспортном потенциале Украины давно стали любимой темой отечественных политиков. Но вот с конкретикой всегда были проблемы. В ином случае кризис отрасли, от которой напрямую зависят перспективы развития страны, просто не возник бы.

"Зеркало недели"

Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив