Ингульский мост: проблемы и решения

04.08.2020 в 19:10

Месяц назад, ранним утром 3 июля, в Николаеве случилось событие, которое в очередной раз «прославило» наш город на всю страну, – самопроизвольно развелся мост через Ингул. Главными действующими лицами по устранению этого аномального явления стали сотрудники КП «ЭЛУ автодорог», на балансе которого находится разводная часть моста. В настоящее время на мосту идет ремонт дорожного покрытия, которое проводит Служба автомобильных дорог в Николаевской области, и есть ли гарантия от подобных ЧП – пока неизвестно. Что же, в деталях, произошло с мостом 3 июля, что было сделано для его «усмирения» и что мы имеем на сегодняшний день? С этими вопросами «Новости N» обратились к директору «ЭЛУ автодорог» Виталию Шевченко.

- Виталий Владимирович, еще раз: почему саморазвелся мост? Что в тот день, точнее, ночь, случилось?

- Служба автомобильных дорог приступила к ремонту моста без согласования с нами…

- «Новости-N» сообщали, как 29 июня начальник областной «САД» Владислав Невеселый весело поведал в Фейсбуке: «Обещал в этом месяце начать ремонт покрытия Ингульского моста, слово держим – мы стартуем». Вот так стартовали. Так что они сделали не так?

- Задолго до этого, в течение четырех месяцев мы писали им письма, что мост необходимо в срочном порядке ремонтировать. Почему? В данном случае асфальт является не только дорожным покрытием, но и одним из «весовых» факторов, уравновешивающих разводную часть (крыло) моста: с одной стороны есть противовесы, которые работают на поднятие крыла, с другой — вес, который сдерживает эту силу, уравновешивает ее. Дорожное полотно, то есть вес самого асфальта на металлической поверхности крыла, наряду с другими факторами, создает баланс. При стирании дорожного покрытия или же его искусственном снятии баланс может быть нарушен.

- Какой должен быть вес дорожного покрытия, чтобы сохранялся этот баланс?

- 47 тонн. Служба автодорог уведомила мэрию 27 июня, в пятницу, что приступают к ремонту, но не задали ни единого вопроса, можно ли в данный момент это делать или нельзя. И приступили к работе без согласования с нами. В тот день они убрали 15 тонн асфальта (его, как вы понимаете, и до этого уже не хватало), а стратегически достаточно нехватки 11 тонн, чтобы произошла самопроизвольная разводка моста. Видя, что они начали ремонт, мы к ним обращались, предупреждали, что нужно согласовывать работы, что есть конструктивные моменты, которые они могут нарушить.

- У вас что, диалога с ними совсем нет?

- Диалог есть, но, насколько я понимаю, позиция Невеселого такова: дорожное покрытие наше – что хотим, то и делаем.

- Возле разводной части, с двух сторон моста, лежали бетонные блоки. Они должны быть установлены на концовке крыла, да еще и прикреплены болтами? Так?

- Не совсем. Дело в том, что во время предыдущего ремонта моста, пять лет назад, положили больше асфальта, чем требуется по проекту, не 47, а 60 тонн. Поэтому бетонные блоки были тогда сняты. Тем более, что конструктивно, проектным бюро предусмотрена установка этих дополнительных противовесов только на время ремонта дорожного полотна. Блоки в этот раз не установили. Замки были закрыты, они у нас всегда закрыты, но их просто сорвало...

- Сорвало замки?

- Да, потому что не были установлены бетонные противовесы.

- В 1995 году тоже был случай саморазводки моста, тогда погиб человек. Причиной была названа парусность крыла, якобы проектировщик допустил ошибку, и при определенной силе ветра предохранительные механизмы не выдерживают. Что вы на это скажете?

- У нас есть заключение специалистов, представителей проектного бюро из Питера, которые тогда приезжали, проводили экспертизу. Был сделан вывод, что механизмы находились в технически исправном состоянии, а вот дорожное покрытие имело большой износ, около 40% общей площади. Испытания показали, что была нарушена проектная уравновешенность крыла, и это, при неблагоприятном сочетании направления северо-западного ветра и его скорости более 16 метров в секунду, послужило причиной самопроизвольного подъема. То есть, как и в этот раз, мост тогда самопроизвольно развелся и-за того, что отсутствовало дорожное покрытие.

- Давайте, для ясности, более подробно: почему бетонные блоки стояли рядом, а не были установлены на разводную часть моста?

- Еще раз: после аварии и экспертизы было предписано установить дополнительные грузы на крыло моста, что и было сделано. Это в 1995 году. А во время ремонта в 2015 году должны были положить не асфальт, а эластобетон (который не боится температурных расширений, не сжимается, не лопается и т.д.) толщиной в три сантиметра. А положили асфальт, который тяжелее, да еще и толщиной в пять сантиметров. Таким образом превысили общий вес более чем на 20 тонн. И пришлось снять противовесы, в противном случае при очередной разводке моста могли бы выйти из строя гидроцилиндры. Далее, на протяжении этих пяти лет асфальт «сходил-стирался», и в момент, когда рабочие начали снимать оставшееся дорожное покрытие, не установив обратно противовесы, вес оказался критически малым, и мост поднялся.

-То есть получается, что замки не могли его удержать?

- Нет, слишком большой вес.

- А сколько весит разводная часть моста?

- Более тысячи тонн.

- Сейчас продолжается ремонт, вы говорите, что дорожники ничего с вами не согласовывают: вы как-то все же их контролируете?

- Мы сами к ним постоянно приходим, вплоть до того, что говорим: вы этого делать не будете, вот эти болты трогать нельзя, они являются конструктивными, мы хотим вам что-то показать, помочь. И на месте говорим, и письма пишем, чтобы все было документально оформлено.

- Сейчас, когда идет ремонт, угрозы самопроизвольной разводки моста нет?

- Нет. Кроме тех бетонных блоков, которые уже имелись, мы добавили еще по два пятитонных с каждой стороны. Более того, мы сделали даже то, что никто никогда не делал: на время проведения ремонтных работ разводную часть якорными цепями привязали к шестой опоре.

- Вы, вроде бы, собирались, приварить ее…

- И приварили, и привязали.

- А это согласовывали с проектантами?

- С проектантами из Питера, как вы понимаете, нет, в силу известных причин. Но есть инженеры, есть люди, которые занимаются сопроматом в нашем университете кораблестроения, есть другие специалисты, мы попросили их высказать свое мнение, и на основании этого наш главный инженер принял такое решение.

- Есть информация, что это уже третий случай саморазводки моста за последнее время, якобы он уже два раза «подскакивал» в течение месяца перед 3-м июля. Это правда?

- Не два, а один раз. Это было, но мы успели вовремя удержать мост.

- Это было до того, как начался ремонт?

- До того. Но хочу еще раз обратить ваше внимание, что еще в мае я собирал совещание, приглашал Невеселого, пришли его замы, пришел начальник департамента ЖКХ. Я уже на тот момент кричал, что автоматика еле-еле сдерживает поднятие, давайте немедленно приступим к ремонту. Более того, есть еще один неприятный момент: Служба автомобильных дорог должна производить уборку дорожного полотна, она этого, естественно, не делает. Полотно разрушается, мост имеет уклон, и все эти камешки, крошка, щебень, весь мусор во время дождя стекает в бункера противовеса, тем самым утяжеляя их.

-То есть, увеличивается сила, воздействующая на подъем крыла?

- Конечно.

- Говорят, что за многие годы там накопилось этого мусора около 40 тонн…

- Нет, это невозможно. До пяти тонн, это максимум.

- Раз этот мост такой строптивый, постоянно норовит сам подняться, значит, ленинградские проектанты не учли в свое время всех факторов?

- Вряд ли так можно говорить. Это был 49-й мост такого типа, разработанный данным проектным бюро. Я не думаю, что они чего-то не учли. Единственное, что отличает этот мост от других – он самый большой в Европе, по крайней мере, долгое время таким был – имеется в виду размер крыла. В Ленинграде таких мостов не строили.

- Наверное, его еще и не очень правильно, как уже теперь ясно, ремонтировали?

- Ремонтировали его неоднократно, а испытывали только один раз, в 1995 году. В 2015году после ремонта испытания не проводились, то есть не определили, что он перегружен. Следствием этого явилось то, что когда нужно было его поднять, то этого сделать не смогли.

- Сейчас на мосту идет ремонт, при этом работы ведутся круглосуточно. Вместе с тем, ремонтируют уже месяц. Почему так долго?

- Это вопрос к подрядчику, я могу лишь изложить свое понимание.

- Пожалуйста.

- Мост полностью освобождают от остатков старого полотна, потом дробилками ему придают шероховатость, чтобы создать адгезию (ред: от лат. Adhaesio – прилипание, возникновение связи между поверхностными слоями двух разнородных тел). Затем положат полимерное покрытие, которое станет гидроизолятором и одновременно связующим звеном между металлом и покрытием. Здесь нужно отметить, что изначально хотели укладывать асфальт, но мы настояли, что там должно быть полимерное покрытие с определенным весом. Насколько мне известно, подрядчики уже заказали его в Германии. И еще одно «но»: это покрытие по весу не дотягивает до проектного, это будет 27 тонн, а должно быть, как я уже говорил, 47 тонн.

- Тогда нужно будет ставить на крыло те же бетонные блоки, чтобы добрать недостающие 20 тонн?

- Они планируют уложить слой покрытия два сантиметра, а по проекту нужно три. Но мы будем настаивать, проведем протокольное совещание, чтобы все было сделано в соответствии с проектными требованиями. Крыло моста должно быть равнонагруженным, как положено по проекту. Мы будем добиваться, чтобы вся плоскость была нагружена с точностью до одной тонны.

- Выходит, если бы не было этой саморазводки, они положили бы асфальт? Не было бы счастья, да несчастье помогло…

- Выходит, так.

- Какая гарантия у этого полимерного покрытия, сколько лет оно простоит?

- Не хочу гадать, это нужно спросить у подрядчиков.

- А кто принимает у них работу? Город в этом участвует?

- К сожалению, нет. В этом смысле есть недопонимание между городом и Службой автомобильных дорог. Единственное, что мы можем и делаем, – каждый день приезжаем, внимательно смотрим, что там происходит.

- А если они закончат ремонт с нарушениями проектных требований? Каковы будут ваши действия?

- Если мы будем видеть, что массы покрытия не хватает, мы просто физически не дадим мосту стать разводным. Вот и все.

- Это фактически будет означать, что работа не принята?

- Да.

- Спасибо за разъяснения.

Беседовал Анатолий Росич

P. S.
Как сообщил нам несколько минут назад Виталий Шевченко, вчера на совещании (с выездом на мост) начальник областной «САД» Владислав Невеселый и руководитель подрядной организации, выполняющей ремонт на мосту, заверили, что вес дорожного полотна на крыле будет таким, как заложено в проекте, – ровно 47 тонн. И это будет не асфальт, а немецкое полимерное покрытие.

P. P. S.
Разговор с директором КП «ЭЛУ автодорог» на этом не закончился. В следующих выпусках будут даны ответы на многие злободневные вопросы, касающиеся городских дорог, которые, несомненно, будут интересны читателям, особенно многотысячной армии николаевских водителей.

Комментарии (6)
Qwertya
04.08.2020 в 19:38 | RO
Да правильно мост заварить, 61-ый завод порезать и все будет хорошо
Павел
05.08.2020 в 13:09 | UA
Предусмотреть крепление, типа винтового, что бы для разводки моста нужно было сначала освободить подъёмную часть из крепления. Это самое надёжное решение.
Дядюшка Ляо
05.08.2020 в 19:20 | UA
детский лепет, шо ты мелешь, дурилка? В нулях запутался?
Бугский
06.08.2020 в 16:55 | UA
Нафига нам мосты? Уже свершен первый авиарейс на Киев! Даешь самолеты?
Александр
10.08.2020 в 19:09 | UA
Бугский
А вас не смущает то что аэропорт находиться в Соляных и добраться до него можно только через Ингульский мост. Выучите для начала карту города!

Виктория
11.08.2020 в 16:42 | UA
Я СЛЫШАЛА ЧТО ИЗ ХЕРСОНА ЛЕТАТЬ БУДЕМ

Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив