Почему Армения и Азербайджан оказались на грани войны

02.10.2020 в 22:41
Почему Армения и Азербайджан оказались на грани войны

27 сентября произошло масштабное боевое столкновение между вооруженными силами Армении и Азербайджана — двух государств, которые вовлечены в неразрешимый конфликт из-за спорной территории Нагорного Карабаха с момента распада Советского Союза. Последние несколько лет в Нагорном Карабахе и на окружающих его территориях периодически происходили вспышки вооруженного насилия, однако нынешнее столкновение является самым серьезным с того момента, когда Армения и Азербайджан подписали соглашение о перемирии в 1994 году.

Внутриполитические факторы в обеих странах препятствуют компромиссу. Международный контекст вокруг конфликта в Нагорном Карабахе тоже изменился таким образом, что теперь он усложняет задачу по мирному урегулированию лежащих в основе разногласий. В частности, растущая вовлеченность Турции в этот конфликт, в котором долгое время доминирующим игроком была Россия, может, с одной стороны, послужить стимулом — особенно для Азербайджана — для продолжения боевых действий, с другой — открыть новый фронт в соперничестве между Турцией и Россией, которые уже столкнулись в Сирии, Ливии и, хотя и в меньшей степени, на Украине.

Замороженный конфликт вспыхивает с новой силой

Своими корнями Нагорно-Карабахский конфликт уходит к решению Кремля включить Нагорный Карабах, где проживает преимущественно армянское население, в состав советского Азербайджана. Когда в конце 1980-х годов Москва смягчила ограничения на народную мобилизацию, этнические армяне стали требовать передачи Нагорного Карабаха Армении. Москва отказалась, и, когда спустя несколько лет Советский Союз рухнул, между Арменией и Азербайджаном вспыхнула полномасштабная война, в результате которой около 30 тысяч человек погибли и более миллиона были вынуждены переселиться. Поскольку во время вооруженного конфликта во главе Азербайджана стоял националист и сторонник пантюркского движения Абульфаз Эльчибей, российские силы поддержали армянскую сторону. Соглашение о перемирии, подписанное в мае 1994 года при содействии России, позволило положить конец боевым действиям, но не лежащим в основе разногласиям: сегодня Нагорный Карабах и семь окружающих его районов находятся под контролем Армении, но Азербайджан считает эти территории незаконно оккупированными. Хотя Запад уделяет проблеме Нагорного Карабаха крайне мало внимания, этот регион, вероятно, остается самым опасным очагом возгорания на всей территории постсоветской Евразии.

Текущее противостояние вспыхнуло 27 сентября и включало в себя артиллерийские обстрелы и развертывание тяжелой военной техники вдоль линии соприкосновения, разделяющей контролируемый Арменией Нагорный Карабах и территории Азербайджана. Хотя обе стороны обвиняют в первых выстрелах своих противников, местные обозреватели в течение нескольких недель предупреждали, что эскалация неизбежна. Обе страны объявили о введении военного положения и частично мобилизовали свои резервы, то есть они, очевидно, готовятся к продолжительному конфликту. Те видео, которые на этой неделе появились в сети, свидетельствуют о масштабном военном конфликте с привлечением артиллерии, бронетанковой техники, беспилотных летательных аппаратов и пехоты. В понедельник, 28 сентября, артиллерийскому обстрелу подверглась столица Нагорного Карабаха Степанакерт.

Столкновения на этой неделе являются далеко не первым эпизодом с момента заключения перемирия в 1994 году. Снайперская стрельба вдоль линии соприкосновения — это привычное явление. В апреле 2016 года в результате наступательной операции азербайджанская сторона захватила несколько стратегически важных высот, в результате чего погибло около 200 человек. Хотя спустя несколько дней Москве удалось убедить правительства этих двух стран вернуться в режим перемирия, то столкновение стало предупредительным сигналом, что статус кво, существовавший с 1994 года, оказался под угрозой. Бои вдоль линии соприкосновения вновь вспыхнули в июле 2020 года, что еще больше усилило напряженность и ожидание дальнейшего конфликта.

В отличие от прежних боевых столкновений это обострение может привести к существенным изменениям в статусе кво. Баку и Ереван столкнулись с серьезным давлением, заставляющим их прибегать к жестким мерам. В Армении правительство премьер-министра Никола Пашиняна — пришедшее к власти в результате народного восстания 2018 года, против которого выступила Россия, — переживает по поводу все более двойственного отношения Москвы к идее сохранения существующего статуса кво. Несмотря на более ранние намеки на свою готовность вступить в переговоры, к настоящему моменту Пашинян занял более жесткую позицию, в том числе призвал к формальному включению Нагорного Карабаха в состав Армении.

В Азербайджане экономический спад и разочарованность действиями авторитарного режима президента Ильхама Алиева стали причиной народного недовольства. Будучи стороной, которая проиграла в первом конфликте, Баку уже публично призвал к возвращению Нагорного Карабаха, чтобы мобилизовать националистическую поддержку, однако правительство Азербайджана рискует испытать на себе давление со стороны общественности. Во время боев летом этого года протестующие попытались взять штурмом здание парламента в Баку, требуя начать войну с Ереваном.

Вооруженные силы Азербайджана продолжают наступление на Физули и Джебраил — два оккупированных армянскими силами района рядом с Нагорным Карабахом, где относительно плоский рельеф местности способствует проведению наступательных операций. Большая часть преимущественно азербайджанского населения этих территорий бежала оттуда во время войны 1990-х годов, и последние несколько лет Ереван начал заселять эти районы армянами. Хотя численность населения этих двух районов остается низкой, если силы Азербайджана продолжат наступление, нацелившись на сам Нагорный Карабах, это может обернуться существенным потоком беженцев — возможно, сотен тысяч.

На переднем крае империи

В отличие от других так называемых замороженных конфликтов на территории бывшего Советского Союза Нагорно-Карабахский конфликт подогревается практически исключительно местными субъектами. Россия остается самым значимым внешним игроком, но ее способность управлять или контролировать ход этого конфликта ограничена.

Россия разместила на территории Армении около 5 тысяч своих солдат, которых большинство армян терпят, видя в них гарантию своей безопасности. Хотя Москва была на стороне Армении на протяжении всего конфликта, она развивала отношения и с Азербайджаном. Кроме того, она является ведущим поставщиком оружия для обеих сторон. Поскольку за последние несколько лет отношения Азербайджана с Западом ухудшились — из-за уменьшения интереса к его нефтегазовым запасам и роста тревоги в связи с действиями авторитарного режима Алиева, — Россия стала активнее развивать связи с Баку.

Хотя Москва не руководит действиями противников на местах, обе стороны понимают, что любой вариант урегулирования этого конфликта будет реализован только при поддержке России. Во время предыдущих военных столкновений (включая столкновение в июле) российские чиновники сыграли важную роль в заключении перемирия. Сегодня Россия не заинтересована в более масштабном конфликте, который может заставить ее принимать сложные решения касательно того, насколько она готова выполнять свои обязательства перед Арменией и отправлять дополнительные ресурсы на Южный Кавказ в тот момент, когда она уже участвует противостояниях на множестве других фронтов.

В игру вступают турки

Хотя Россия остается самым важным субъектом влияния, есть еще одна внешняя сила, которая имеет исторические связи с этим регионом и которая все активнее пытается повлиять на исход текущего конфликта. Турция встала на сторону Азербайджана в ходе первого конфликта 1990-х годов, и эти две страны имеют тесные культурные и этнические связи. Комментаторы и чиновники — в основном турки — характеризуют эти отношения как «одна нация, два государства». Тем не менее, до недавнего времени вовлеченность Турции в этот конфликт была довольно ограниченной. Но за последнее время Анкара под руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана заняла более уверенную позицию на Ближнем Востоке и Восточном Средиземноморье и стала более прямолинейно демонстрировать свою поддержку Азербайджану.

За минувший год Турция продала Азербайджану массу самого разного оружия, включая беспилотники, ракеты и оборудование для ведения радиоэлектронной борьбы. Как только в Нагорном Карабахе начались бои, Турция предоставила Азербайджану мощную политическую поддержку. Эрдоган заявил, что Турция «останется на стороне нашего друга и брата Азербайджана», и потребовал, чтобы Армения немедленно вернула «оккупированные территории». Главная оппозиционная партия Турции поддержала правящую партию Эрдогана «Партию справедливости и развития» в принятии резолюции, в которой осуждались действия Армении. По некоторым данным, Турция также отправила в Азербайджан сирийских наемников, а на этой неделе Армения заявила, что турецкий F-16 сбил один из ее истребителей (турецкая сторона отрицает это).

Растущая вовлеченность Турции в нагорно-карабахский конфликт — это опасная игра. Внутри Южного Кавказа мощная поддержка со стороны Турции может подтолкнуть Баку к тому, чтобы выбрать бескомпромиссную линию и противиться призывам к перемирию, которое могло бы представлять собой некую версию прежнего статуса кво. Вовлеченность Турции также может превратить это столкновение в экзистенциальный конфликт в глазах армянской общественности — особенно с учетом тех гонений, которым армяне подвергались со стороны османских сил в период Первой мировой войны.

Отношения России и Турции развивались, несмотря на их постимперскую конкуренцию. Но вмешательство Турции в нагорно-карабахский конфликт является самым откровенным вызовом, брошенным Анкарой российскому влиянию на постсоветском пространстве, где Москва активно отстаивает свои претензии на господство. Даже если Москва стремится ограничить масштабы боевых действий между Арменией и Азербайджаном, пересекающееся присутствие российских и турецких сил на многих других театрах дает Москве массу возможностей для эскалации. Действительно, непосредственное участие Турции в нагорно-карабахском конфликте повышает ставки не только на Южном Кавказе, но и в других областях, в которых Анкара и Москва не ладят друг с другом. Турция и Россия поддерживают противоположные стороны в ливийском и сирийском конфликтах, где их ставленники время от времени вступают в столкновение, и преследуют несовместимые интересы на Балканах и на Украине. Вполне возможно, Анкара рассматривает свою вовлеченность в нагорно-карабахский конфликт как потенциальный козырь не только на Кавказе, но и в целом в ее соперничестве с Москвой. А появление турецких наемников, прибывших из Сирии, где интересы России и Турции тоже не совпадают, указывает на то, что нагорно-карабахский конфликт может выйти за пределы Южного Кавказа.

Возобновление боев внутри и вокруг Нагорного Карабаха не стало чем-то неожиданным. Но масштабы продолжающихся столкновений, увеличение роли Турции и вероятность того, что этот конфликт выйдет за пределы своего региона, уже существенно повысили ставки. В настоящий момент Россия призывает все стороны к деэскалации, и создается впечатление, что масштабы боев и роль Турции застигли ее врасплох. Отчасти благодаря ее недавним успехам в выстраивании отношений с Баку Москва пока не хочет занимать чью-либо сторону и вмешиваться в конфликт непосредственным образом. Россия пока остается единственным внешним субъектом, способным заставить противников вернуться за стол переговоров. Вмешательство Турции угрожает закрепившейся за Россией роли посредника, но Москва все еще обладает достаточным финансовым и политическим влиянием, чтобы положить конец боевым действиям. Ей стоит это сделать, даже если в конечном счете решение о необходимости сделать шаг назад от края пропасти будут принимать Баку и Ереван.

Foreign Affairs, США

Комментарии (1)
Гундяйка
05.10.2020 в 15:42 | UA
Ленининградец , трахни Европу в зад , пока тот сосет у Нового ., дебилы , боя.......
Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив