Почему российские ультранационалисты сражались против Путина на Украине

06.09.2017 в 22:16
Роман Железнов

В один снежный январский день в 2016 году в центре Киева собралась небольшая группа противников ультраправых движений. Эти убежденные антифашисты почтили память убитого в 2009 году адвоката Станислава Маркелова, который защищал активистов и жертв российской армии, а также занимавшейся расследованием деятельности неонацистских банд украинской журналистки Анастасии Бабуровой.

Пока они разворачивали плакаты в знак памяти о погибших, к ним подошла агрессивно настроенная группа молодых людей. Как следует из оказавшегося в сети видео, они представились членами гражданского корпуса «Азова», ультранационалистического украинского движения, которое отправило целый полк сражаться с поддерживаемыми Россией мятежниками на востоке страны.

Не носивший маску член «Азова» с клиновидной бородкой принялся спорить с толпой. Как и большинство людей в Киеве, он говорил по-русски, однако его произношение было явно московским. Он назвал бывшего адвоката мразью, из-за которой его друзья оказались за решеткой. Кто-то спросил его: «Но разве можно убивать людей из-за их политических взглядов?»

«Еще как можно», — ответил бородач. Хотя он и не делал упора на какой-то нации, он назвал российских солдат кровными братьями и заявил, что убитый адвокат Маркелов был «русофобом».

Левые активисты явно были в замешательстве. Из собрания всегда были сопряжены с опасностью столкновений с их местными противниками, украинскими ультранационалистами. Как бы то ни было, получилось, что в обстановке войны с поддерживаемыми Россией силами они вели в собственной столице спор с российским агитатором, который в некотором роде стоял на позициях украинских ультраправых.

Интернационалистский ультранационализм

Этого человека зовут Роман Железнов, и он на самом деле является гражданином России. Кроме того, он — ультранационалист, который боготворит лидера ответственной за убийство адвоката и журналистки неонацистской банды. Многие из его товарищей ультранационалистов в России, как и следовало ожидать, поддержали пророссийских мятежников в войне против Украины.

Тем не менее Железнов относится к числу тех из них, кто оказались по другую сторону фронта, то есть присоединились к украинцам в борьбе с мятежниками. Их точное число трудно установить, поскольку они стараются не привлекать к себе внимания. Железнов говорит, что их около 200, тогда как другие источники считают, что их несколько десятков.

Эти россияне ведут борьбу против военной силы, которая пользуется поддержкой их правительства и включает в себя их бывших товарищей из рядов ультраправых. Дело в том, что их национализм выходит за границы страны. В этом плане они представляют собой парадоксальные фигуры: ультранационалистов-интернационалистов.

Пройденный ими путь объясняется сложными отношениями российских ультраправых с институтами их страны и похожими на них украинскими группами. Большинство поддержавших украинскую борьбу россиян начали карьеру в ультранационалистических бандах. Эти группы могли положиться на влиятельных сторонников и в некоторых случаях симбиотические отношения с администрацией: они помогали ей добиться поставленных целей и избивали ее противников, получая в ответ уголовный иммунитет и доступ к ресурсам.

Хотя отдельные банды периодически поддерживали государство, российские ультраправые в целом сохранили независимость от него. Служившие властям банды в определенный момент, наверное, неизбежно рассорились с ними, а их причастность к насилию и преступности сделали их легкими целями.

После репрессий в родной стране многие члены банд стали искать прибежище в соседних государствах, в том числе на Украине. Для этого они использовали (и укрепили) существовавшие связи между различными ультраправыми группами. Такие контакты формируются главным образом по сети и во время поездок за границу, охватывают разделяющих одни идеи людей на концертах скинхедов, в летних лагерях и на футбольных матчах.

В начале войны на Украине в 2014 году банды российских ультранационалистов представляли собой сильное, но недисциплинированное уличное движение.

У них были связи с похожими группами за границей, и хотя часть из них служили поставленным российским правительством целям, их коллективную верность правительству нельзя было воспринимать как данность. То же самое касается и их роли в украинском конфликте.

Война стала сильнейшим толчком для роста российских рейтингов президента Владимира Путина и расширила раскол среди ультраправых. Многие ультранационалисты выразили поддержку Путину и пророссийским мятежникам на Украине. Другие поддерживали сепаратистов, но были настроены против Путина. Самым известным из них оказался бывший агент спецслужб Игорь Гиркин, известный также как Стрелков. Он поднял восстание на востоке Украины, но быстро поссорился с Кремлем, а недавно назвал Путина «проституткой», которая мечется между китайцами и американцами.

Наконец, третьи ультранационалисты вроде Железнова пошли еще дальше. Они переориентировались на украинских ультраправых как на настоящих товарищей и на Украину как платформу противостояния с Кремлем.

С 2014 года российские власти отправили под суд сотни ультранационалистов, которых подозревают в симпатии к украинским врагам. «Националисты — это наилучшим образом организованная оппозиционная группа в России», — считает эксперт по политическому экстремизму из центра СОВА Александр Верховский. По его словам, последние репрессии стали более суровыми, чем меры в отношении любой другой политической силы в России, за исключением исламистов среднеазиатского движения «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (запрещено в РФ — прим.ред.).

Под таким давлением российские ультранационалисты были вынуждены выбрать ту или иную сторону. Для тех, кто решил пойти против Кремля, Украина играет примерно ту же роль, что в прошлом Сирия в представлениях джихадистов. Речь идет об испытании верности, революционном идеале, возможности сбежать от бед страны и получить боевой опыт вместе с товарищами.

Все это является для многих неожиданностью из-за освещения войны на Западе и в России. По мнению большинства в США и Европе, украинский конфликт продемонстрировал, что Путин является воплощением российского национализма. Его действия на Украине действительно укрепили его имидж в глазах значительного числа российских националистов, однако он не пользуется среди них всеобщей поддержкой. Западные представления о Путине не в состоянии объяснить, как война на Украине может настроить друг против друга его противников, таких как Железнов и Стрелков.

Все это время российская пропаганда описывала противников Кремля на Украине как неонацистов, которые стремятся поквитаться за историческое поражение от Советского Союза. Конфликт подтолкнул украинские группы к фашистским тенденциям, а их лидеров — к военным и политическим ролям. В то же время ни показали слабые результаты на выборах и зависят от поддержки олигархов и политиков. Российская точка зрения тоже не в состоянии объяснить, как украинский национализм привлек на свою сторону российских ультранационалистов вроде Железнова.

Российские и западные представления неполны, а личности вроде Железнова кажутся противоречивыми, потому что не соответствуют ни тем, ни другим.

«Расист»

Столкновение в Киеве быстро закончилось. Ультранационалисты выслушали непродолжительную речь своего украинского лидера, покричали вместе с ним «Sieg Heil» и помаршировали по снегу.

На видео ощущается удивительная атмосфера встречи: пораженные лица левых активистов и бравада их противников. В какой-то момент Железнов издевается над одним антифашистом, натянув ему шапку на лицо. Несколько секунд спустя он с улыбкой приставляет тому палец к голове и делает вид, что спускает курок.

Выросшему в Москве неонацисту доводилось делать это всерьез. Во время уличной драки с антифашистами он выстрелил одному в затылок, за что в первый раз попал в тюрьму. По счастью, пуля была резиновой, и пострадавший выжил. «У него крепкий череп, у него даже не осталось травмы», — улыбаясь, говорит Железнов во время нашей встречи в Киеве через три недели после конфликта с левыми активистами.

Родившийся в семье московской интеллигенции Железнов оказался блестящим учеником, перепрыгнув целый год в школе. Он интересовался российской историей и литературой и утверждает, что приобщился к националистической субкультуре через метал и панк, а не футбольное хулиганство.

В 2009 году, когда он в первый раз угодил за решетку, он даже получил диплом бакалавра в Высшей школе экономики. Сейчас ему около 30 лет. У него мальчишеская улыбка и прищуренный взгляд. Он уделяет большое внимание одежде, носит твидовые кепки и куртки Harrington, которые популяризировали британские скинхеды.

Когда мы просим его рассказать о его политических взглядах, он говорит, что является в первую очередь расистом, но из всех политических систем предпочитает демократию.

Я спрашиваю, что он думает об Адольфе Гитлере, которого так превозносит в сети. «Гитлер был великим человеком, я был бы горд, если мы смог хоть отчасти пройти его исторический путь», — говорит он.

Обновления страницы Железнова «ВКонтакте» включают в себя цитаты из «Моей борьбы» и отсылки к национал-социализму.

Одна из записей буквально усеяна мрачным сарказмом по поводу Бабьего Яра (место массовых расстрелов в Киеве во время Второй мировой), который сейчас обустраивается еврейскими ассоциациями после многих лет пренебрежения. За два дня в 1941 году немецкие оккупанты уничтожили там порядка 34 000 евреев.

За весь период оккупации в Бабьем Яру были убиты около 100 000 человек, в том числе евреи, цыгане и советские солдаты. «Если бы не Вторая мировая война и не оккупация Киева, еврейские организации никогда бы не благоустроили парк, — пишет Железнов. — Другими словами, спасибо всем участникам».

Из России с Азовом

Наша встреча проходит в тихом кафе на киевской площади Независимости, которая лучше известна под названием Майдан. Именно там в 2014 году начались протесты против президента Виктора Януковича, которые в конечном итоге ускорили конфликт с Россией. Толчком для них стало решение главы государства отказаться от соглашения с ЕС в пользу сближения с Россией.

Когда на Украине начались беспорядки, Железнов отбывал второй срок в российской тюрьме, на этот раз за магазинную кражу. Во время его освобождения они переросли в революцию. Он пытался выехать на Украину, и со второго раза ему это удалось при поддержке влиятельных фигур, которые собирали добровольческий отряд для защиты портового Мариуполя от поддерживаемых Россией мятежников. Так был сформирован батальон «Азов» (в честь расположенного поблизости Азовского моря), который в скором времени стал по размерам настоящим полком.

«Азов» был создан в спешном порядке на замену украинским подразделениям, которых теснили мятежники. Власти знали о склонностях его членов к насилию. Их выдернули из процветавшей ультранационалистической среды, которая состояла из банд футбольных хулиганов (ультрасы) и крупной ультраправой организации «Патриот Украины».

Батальон «Азов» превратился в настоящий магнит для боевиков из соседних стран наравне с другой добровольческой группой под командованием украинских ультранационалистов «Правый сектор» (организация запрещена в РФ — прим.ред.). Самым известным среди них был начальник полковой разведки Сергей Коротких, известный под прозвищем Малюта (так звали убийцу Ивана Грозного). В своей родной Белоруссии Коротких был членом «Русского национального единства», которое стремилось к восстановлению империи в ее прежних границах. Впоследствии он перебрался в Москву и сформировал там неонацистское движение, однако в 2007 году бежал из страны из-за подозрений в причастности к взрыву у Красной площади (обошлось без пострадавших).

Коротких получил украинский паспорт от президента Петра Порошенко в декабре 2014 года. Тренировавшаяся по телевидению церемония поставила в неудобное положение украинские власти, которые стремились скрыть бурное прошлое своего нового гражданина.

«Когда вы защищаете свою страну, то принимаете всех, кто могут вам помочь», — утверждает консультант по связям с общественностью «Азова» Алексей Ковжун. У него на шее висит звезда Давида. Этот символ иудейского вероисповедания служит одновременно ответом на обвинения в нетерпимости и антисемитизме, которые витают вокруг батальона «Азов».

По словам Ковжуна, на Украине россиян ценят еще и за то, какую роль они могут сыграть в информационной войне двух стран. «Нам нужно продемонстрировать альтернативу россиянам, — считает он. — Нужно несколько пар глаз с нашей стороны».

С течением времени победы «Азова» и грамотно рассчитанная пиар-кампания создали вокруг него настоящий культ, несмотря на его ультраправые корни. Сегодня его ряды включают в себя бойцов со всей Украины, а также из США, Западной Европы и бывшего СССР. Причем они вовсе не обязательно придерживаются ультранационалистических взглядов.

Расовый национализм

Железнов называет переезд на Украину бунтом против Кремля. Он представляет национализм своих украинских товарищей как образец для России, поскольку он чище в идеологическом плане.

Взгляды Железнова разделяют и другие вставшие на сторону Украины националисты. Они против иммиграции из Средней Азии, которая поддержала российскую экономику дешевой рабочей силой. Они оспаривают националистические утверждения путинской власти, которая лишь способствует этой миграции. Наконец, они считают Украину рычагом для смены правительства.

Эксперт по экстремизму Александр Верховский называет Путина националистом в имперском смысле этого слова: он ссылается на идеализируемое российское прошлое. В то же время многие националисты являются таковыми в расовом смысле, то есть говорят об идеализированном русском этносе. Если Путин рассматривает Украину как часть исторических владений России, многие ультранационалисты считают русских и украинцев членами одной этнической семьи, особенно в противовес мигрантам с Кавказа и из Средней Азии. «Для них кровь важнее империи», — говорит Верховский.

Прошлое Железнова отражает туманные взаимоотношения ультранационалистов с российскими властями и их связи с Украиной. Его список контактов представляет собой настоящий перечень «Кто есть кто» среди российских ультраправых и в частности включает в себя нескольких сидящих за решеткой людей.

Еще в подростковом возрасте Железнов начал собирать базу данных на антифашистов в надежде, что это позволит легче устроить засаду на них. По его словам, база заинтересовала помощников одного прокремлевского парламентария, и он передал им часть информации.

Как говорит Железнов, контакт с ними был установлен через Илью Горячева, одного из основателей известной московской ультранационалистической банды БОРН. В интервью СМИ он утверждал, что пытался сформировать широкое националистическое движение под руководством правительства. «Русский образ» (политическое крыло БОРН) проводил совместно с прокремлевскими молодежными движениями акции, которые были призваны вытеснить в тень российскую либеральную оппозицию. В ходе процесса с привлечением изначальных членов группы свидетели и подозреваемые заявили, что Горячев нередко контактировал с большими людьми в российском парламенте, администрации президента и прокремлевских движениях. Эти заявления соответствуют прочим сведениям о связах официальных лиц с ультраправыми, в рамках которых сотрудники и партнеры Кремля действуют с достаточной степенью автономии, что позволяет их руководству сохранить анонимность.

Название банды (считается, что вдохновением для него послужили фильмы о Джейсоне Борне) расшифровывается как «Боевая организация русских националистов». Ее основателем был Никита Тихонов, которого в конечном итоге признали виновным в убийствах адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой. На счету банды также жизни антифашистов, иностранных мигрантов, федерального судьи и чемпиона по боксу с Северного Кавказа. Однажды они обезглавили таджикского рабочего и разослали снимки по информагентствам в надежде посеять страх среди мигрантов из Средней Азии. Горячев и Тихонов получили пожизненные сроки, а многие другие члены банды проведут еще не один год за решеткой.

Судебный процесс по делу БОРН выявил связи банды с Украиной. Выяснилось, что Тихонов жил там, чтобы избежать обвинений в убийстве в России, однако вернулся обратно для расправы над Маркеловом и Бабуровой. Двое обезглавивших таджика членов группы тоже бежали на Украину.

Железнов вышел из тюрьмы через два года, став восходящей звездой ультраправых. Его завербовал к себе Максим Марцинкевич, самый известный неонацист тех времен. Больше известный под прозвищем «Тесак», Марцинкевич был в равной степени активистом и шоуменом. Его приглашали на российское телевидение, и он снялся в британском документальном фильме о бандах Росса Кемпа (Ross Kemp). Он назначил Железнова ответственным за связи с общественностью в своем новом движении «Реструкт», которое прославилось издевательствами над предполагаемыми педофилами. Сейчас же Железнов признает, что большинство из них были простыми геями.

Обычно «Реструкт» привлекал подростков, которые строили из себя в сети проституток для приманки. После организации встречи активисты движения прибывали на место и подвергали жертву долгим и унизительным истязанием на грани пытки.

Все это снималось на камеру и выкладывалось на сайтах вроде YouTube. В одном из выпусков Марцинкевич угрожает пневматическим пистолетом сидящему в ванне мужчине. Тот вынужден приложиться к бутылке, в которой на вид налита моча, а затем вылить ее содержимое на голову. Схожую кампанию «Реструкт» проводил и в отношении наркоторговцев.

Хотя эти акции были явно незаконными и широко освещались в СМИ, они не вызвали незамедлительной реакции правоохранительных органов. Более того, казалось, что они пользуются молчаливым одобрением властей, что совпало по времени со смещением полюса российской власти направо.

В результате Марцинкевич появился на подконтрольных власти телеканалах как эксперт по педофилии, а ведущие продвигали его точку зрения. В ответ он поддерживал пропаганду власти против ее противников, говоря об их связях с предполагаемыми педофилами. В эпизоде с ванной он заставил жертву поименно назвать всех лидеров российской либеральной оппозиции.

Как бы то ни было, «Реструкт» все же попал под удар закона в результате одной из периодически принимавшихся против ультраправых мер. Марцинкевич бежал на Кубу, но его экстрадировали в январе 2014 года и приговорили к пяти годам за издевательства над «педофилами».

В тот самым момент Железнов разошелся с «Реструктом» по тактическим вопросам. В мае 2013 года его вновь отправили за решетку, на этот раз за кражу куска говядины из супермаркета. Он утверждал, что полиция все подстроила, однако «Реструкт» был известен тем, что выступал за магазинные кражи помимо гомофобских акций, которые были основным направлением его деятельности.

Что дальше?

Ультранационалисты сыграли сразу две роли для обеих сторон конфликта: они сидели в окопах и способствовали пропаганде. Их называли храбрыми патриотами или кровавыми фанатиками, в зависимости от лагеря. Как бы то ни было, часть этой пропаганды вышла из-под контроля, невольно подорвав ее изначальную цель.

В начале 2014 года Кремль раздул роль украинских националистов в событиях на Майдане в надежде дискредитировать движение. Репортажи способствовали поляризации мнений среди ультраправых, и с началом войны некоторые россияне присоединились к «Правому сектору» и «Азову» в стремлении бросить вызов собственному правительству, тогда как другие встали на сторону мятежников, чтобы его защитить.

Обе группы создают проблемы для своих хозяев. Бои между российскими неонацистами и мятежниками пошатнули позиции кремлевской пропаганды, которая пыталась доказать, что ультранационалисты есть лишь с украинской стороны.

Батальон «Азов» в свою очередь пытался минимизировать свою репутацию интернационал-националистической бригады. Хотя этот образ и помог ему привлечь сторонников, союзники Украины не оставили его без внимания. В 2014 году после целой череды критических статей в прессе американский Конгресс официально запретил передачу «Азову» средств, которые были перечислены для помощи украинской армии. Запрет был по-тихому снят год спустя, когда батальон был включен в украинскую армию, а ультранационалистов в его руководстве заменили простыми офицерами.

Хотя «Азов» сохранил оригинальную символику и большую часть личного состава, его командиры-националисты сняли военную форму и перешли в высшие эшелоны политики и власти. Так, его основатель Андрей Билецкий стал депутатом, а его бывший заместитель Вадим Троян — начальником украинской полиции. Гражданский корпус «Азова» (именно его активисты выступили в январе против собрания антифашистов в Киеве) стал политической партией (ее возглавляет Билецкий), которая призывает Украину разработать ядерное оружие и заменить тюремные сроки принудительными работами или смертной казнью. Кроме того, она предлагает Украине отвернуться от ЕС и сформировать региональный союз с Белоруссией и Прибалтикой.

Появление ультраправых в национальной политике раскололо украинских либералов. Могут ли государственные институты сдержать экстремистов при том, что они сами пользуются этими группами как тормозом для других опасных сил? Или же мы наблюдаем процесс нормализации, в рамках которого экстремистские взгляды станут обычным делом?

Многие из тех украинцев, которые не считают себя ультранационалистами, смирились с тем, что у националистической символики и риторики теперь есть место в общественной жизни, по крайней мере, на время войны. В сети же некоторые пользуются такими лозунгами и образами лишь для того, чтобы позлить россиян.

Российским властям тоже придется принять во внимание силы, которые высвободил украинский конфликт. Ведь ультранационалисты из обоих лагерей стали считать эту войну точкой на пути к абсолютной власти.

Mediapart, Франция

Комментарии (2)
пенсионер
07.09.2017 в 08:52 | UA

История повторяется.

Намыв
07.09.2017 в 16:28 | RU

Уголовные дела в России и отсутствие денег. Вот и весь "ультранационализм" и "патриотизм". Как только эти "герои" нагадят что-то в Украине, поедут дальше. В Сирию или в Ирак. Ссыкливые ублюдки которые трясутся за свою задницу и некчёмную жизнь. Такие есть в любой стране и от национальности не зависят.

Добавить комментарий
Отправить
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив