Что будет, если Китай первым получит вакцину от коронавируса?

02.09.2020 в 00:04
Что будет, если Китай первым получит вакцину от коронавируса?

Дэвид Фидлер обрисовал кошмарный сценарий: через три месяца Китай объявит о том, что его вакцины от covid-19 успешно прошли клинические испытания третьей фазы. Всемирная организация здравоохранения полна энтузиазма. Пекин отправляет свои вакцины странам Латинской Америки и Африки, а также тем странам, которые тоже претендуют на Южно-Китайское море. Соединенные Штаты оказываются не у дел.

«Если Китай победит в этой гонке, сумеет воспользоваться своим преимуществом, а у нас к этому моменту не будет ничего равноценного, что мы будем делать?— спросил Фидлер. — Это беспокоит меня больше всего». Фидлер, эксперт по вопросам глобального здравоохранения и национальной безопасности, который работал консультантом в ВОЗ и в Центрах по контролю и профилактике заболеваний США, — далеко не единственный специалист, размышляющий над тем, что может пойти не так в следующие несколько месяцев, пока крупные державы соревнуются друг с другом, спеша первыми получить вакцину от covid-19.

После полугода социального дистанцирования, набирающей обороты безработицы и неумолимого роста числа смертельных случаев многим очень хочется поверить в заявления об «исторических» усилиях Америки по созданию вакцины, чтобы покончить с пандемией, в новости о «многообещающих» результатах, полученных на первых стадиях клинических испытаний, и в прогнозы о «высокой вероятности» того, что американцы смогут получить доступ к вакцине уже к концу этого года. Однако эксперты в области здравоохранения и вакцинации предупреждают, что пока еще слишком рано говорить о том, окажется ли хотя бы одна из восьми вакцин, в настоящее время проходящих клинические испытания третьей фазы, безопасной и эффективной в борьбе с коронавирусной инфекцией. Из этих восьми вакцин-кандидатов четыре вакцины были созданы в Китае, три получили финансирование в рамках программы администрации Трампа под названием «Операция Скорость света, а одну разработали в Австралии. Эксперты уже высказали опасения, что некоторые из наиболее разрекламированных кандидатов существенно переоценены.

А это значит, что страхи Фидлера вполне обоснованы. Вполне возможно, первой успешно завершит клинические испытания третьей фазы одна из китайских вакцин. Если кандидаты, созданные в рамках программы Warp Speed, провалят испытания, Соединенные Штаты могут отстать в разработке вакцины примерно на шесть или даже восемь месяцев. Что будет тогда?

Эксперты в области здравоохранения и национальной безопасности предполагают, что в этом случае события будут развиваться по принципу «сами выбирайте свой кошмар»: каждый потенциальный сценарий будет вести к геополитическим кризисам и опасным научным ловушкам. Что если Китай откажется продать Соединенным Штатам безопасную вакцину и начнет использовать ее в качестве козыря, чтобы бороться с влиянием Америки? Что если администрация Байдена или Трампа откажется принять эту китайскую вакцину? Что если «победа» китайцев вынудит американцев и европейцев «срезать углы» в процессе разработки или лицензирования их собственных вакцин (недавние комментарии президента Дональда Трампа, которыми он попытался втянуть Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов в свою политическую борьбу, только усиливают эти опасения)?

Эффективная вакцина станет «самым важным человеческим ресурсом в современной истории», как сказал Ларри Гостин, профессор права в области охраны здоровья из Джорджтаунского университета. Страны будут использовать вакцину для достижения стратегических целей. Проведя вакцинацию своего населения, «Китай, вполне возможно, не станет продавать ее тем, кто предложит наибольшую цену, — пояснил он. — Китай будет использовать ее для увеличения своего политического влияния, в целях политической мести или в рамках торговых переговоров с Соединенными Штатами… Вполне возможно, Соединенные Штаты окажутся в конце очереди».

Даже если Китай будет продавать свою вакцину без каких-либо особых условий, по мнению Фидлера, она вряд ли попадет в Соединенные Штаты. «Если возникнет ситуация, когда Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов одобрит эту вакцину, вам нужно будет ее купить, — объяснил Фидлер. — Неужели Конгресс США одобрит выделение денег на закупку вакцины у Китая, если мы не разрешаем гражданам Соединенных Штатов даже пользоваться приложением TikTok? Разумеется, я иронизирую, но ситуация действительно очень сложная».

Эти тревоги служат наглядной иллюстрацией к тому, насколько сильно геополитика влияет на реакцию стран в ответ на худший кризис здравоохранения за последние 100 лет. В феврале, когда этот смертоносный вирус распространился по всему миру, многие надеялись, что дух глобального сотрудничества заставит лидеров ведущих стран мира собраться в Zoom и договориться о том, как они будут делиться ресурсами, сотрудничать в процессе разработки вакцины и в процессе ее распределения. Некоторые действительно пытались это сделать. Но, поскольку напряженность в отношениях между двумя мировыми державами, Соединенными Штатами и Китаем, достигла такого уровня, которого мы не видели уже несколько десятилетий, гонка по разработке вакцины от коронавируса превратилась в традиционное националистическое соперничество за власть и престиж. Если Соединенные Штаты и Китай не проявят осторожность, глобальное здравоохранение в конечном счете станет всего лишь очередным инструментом — и очередной жертвой — в их новой игре великих держав.

«Мне сразу вспоминается холодная война, потому что мы вновь оказались в ситуации, когда такого рода динамика оказывает воздействие на все сферы политики, — сказал Фидлер. — Баланс сил искажает то, как крупные державы и те, кто пытается маневрировать между этими крупными державами, рассматривают каждый пункт». «Здравоохранение не станет исключением, — добавил он. — И неважно, насколько мировое руководство в области здравоохранения готово понять и принять эту реальность».

«У Китая более сбалансированный портфель»

Администрация Трампа назвала программу Operation Warp Speed «одним из величайших научных и гуманитарных достижений в истории». Но Майкл Кинч, директор Центров инноваций в области биотехнологий и разработки медикаментов при Вашингтонском университете в Сент-Луисе, утверждает, что, если бы ему предложили поменять американский вакцинный портфель на китайский, он согласился бы. По его мнению, у Китая «более сбалансированный портфель».

В основе всех разрабатываемых в Соединенных Штатах и Европе вакцин, которые сейчас проходят клинические испытания продвинутой стадии, — а также в основе пяти финалистов, получивший финансирование в рамках программы Operation Warp Speed, — лежит использование высокотехнологичных методов для выработки иммунитета к той части вируса SARS-CoV-2, которая именуется шиповидным белком. Шиповидные белки, которые тянутся из самой сердцевины вируса и делают его внешне похожим на корону, помогают вирусу связываться с рецепторами клеток человеческого организма. Все эти вакцины призваны научить ваше тело атаковать шиповидные белки вируса еще до того, как он сможет связаться с клетками вашего тела. Но что если наша сосредоточенность на шиповидном белке окажется ошибкой?

«Это вполне разумная стратегия — на бумаге и так далее, — сказал Кинч. — Но биологии часто удается продемонстрировать нам границы логического мышления». Кинч сравнивает этот подход с тем, что делает Китай. Некоторые китайские вакцины действительно нацелены на шиповидный белок коронавируса. В создании других вакцин применяются более традиционные методы, давно зарекомендовавшие себя. К примеру, сейчас Китай разрабатывает несколько инактивированных вирусных вакцин, в которых мертвые вирусы используются для того, чтобы научить нашу иммунную систему отражать атаки живых вирусов. В случае с подобными вакцинами тело само решает, как ему лучше бороться с патогенами. «У него есть огромный выбор, — объясняет Кинч. — Оно может бороться не только с шиповидным белком. Оно само выберет тот метод, который будет работать лучше всего».

По словам Кинча, «если вследствие законов эволюции или из-за чистого невезенья наша иммунная система не сможет выработать достаточно сильную и устойчивую защиту от этого шиповидного белка — возможно, потому что у других коронавирусов тоже есть шиповидные белки, — тогда Соединенные Штаты окажутся в той точке, в которой они были в марте. — У меня живот сводит, когда я думаю о том, что мы кладем столько яиц в одну корзину».

Другие эксперты тоже обеспокоены тем, как именно выбираются победители в рамках программы Operation Warp Speed. Ранее этим летом конгрессмены долго и подробно расспрашивали высокопоставленных чиновников администрации о том, почему в рамках этого проекта предпочтение отдается новым, а не традиционным технологиям создания вакцин, некоторые их которых никогда не применялись для создания коммерчески успешных вакцин. Директор Национальных институтов здравоохранения Фрэнсис Коллинз попытался объяснить такой выбор, сославшись на риски для безопасности: в 1955 году вирус в вакцине от полиомиелита оказался не полностью инактивированным, в результате чего некоторые дети, которым была сделана эта вакцина, умерли. Однако с тех пор подобного больше не случалось, и Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов одобрило множество инактивированных вакцин.

Между тем некоторые эксперты считают, что часть кандидатов, получивших финансирование в рамках программы Warp Speed, не стоят потраченных на них средств. В июле Оксфордский университет, чья вакцина будет производиться компанией Warp Speed, опубликовала в журнале The Lancet результаты клинических испытаний первой и второй фаз. Инъекция вакцины была сделана 543 добровольцам, но на наличие антител было проверено только 35 человек. «Почему 35? А где остальные 508 человек?— спрашивает Пол Оффит, который занимался разработкой вакцины от ротавируса и который в настоящее время является директором центра вакцинации при Детской больнице Филадельфии. — И результаты были нормальными, не выдающимися». Затем Оксфорд выбрал 10 человек (не вслепую), и им ввели вторую дозу. Результаты оказались лучше. Но, как объяснил Оффит, «если компания AstraZeneca планирует и дальше работать над созданием двухдозовой вакцины, напомню, что в этом исследовании приняли участие всего 10 человек. А они уже говорят о том, как они смогут выпускать десятки миллионов доз». В общей сложности AstraZeneca подписала контракты на производство 2 миллиардов доз, и 300 миллионов из них предназначены для Соединенных Штатов.

«Тем, кто занимается этим долгое время, стоило бы быть немного скромнее, — отметил Оффит. — Дорога к коммерчески успешной вакцине зачастую сопряжена с трагедиями. Часто за знания приходится платить человеческими жизнями».

«Я не уверен, что китайцы нам ее дадут»

На другом конце мира китайский лидер Си Цзиньпин мечтает лишь о том, чтобы первым заполучить безопасную и эффективную вакцину. Он сможет обеспечить ей население своей страны, попутно восстановив китайскую экономику и продемонстрировав всему миру, что Соединенные Штаты все еще отстают. А потом он переведет взгляд на другие страны.

Высокопоставленные китайские чиновники и производители медицинских препаратов уже позиционируют вакцину как инструмент дипломатии, обещая, что первыми доступ к ней получат те страны, которые представляют для Китая стратегический интерес. Приоритет будет отдан Филиппинам и Индонезии — странам, которые ссорились с Китаем из-за территорий в Южно-Китайском море, — а также Бразилии — главному политическому и экономическому партнеру Китая в Латинской Америке, который постепенно сближался с Соединенными Штатами с тех пор, как в прошлом году во главе страны оказался президент Жаир Болсонару. Китайская фармацевтическая компания CanSino уже ведет переговоры с несколькими странами, включая Пакистан и некоторые страны Латинской Америки, по поводу начала вакцинации работников жизненно важных служб еще до окончания клинических испытаний третьей фазы, но пока никаких соглашений достигнуто не было.

Подход Китая всегда деловой, он всегда пытается обязательно извлечь какую-то выгоду для себя, и «в конечном итоге они начнут требовать что-то взамен», как сказал Нед Прайс, который был членом Совета национальной безопасности при администрации президента Барака Обамы. В Африке Китай вложил огромные деньги в нефтяную и горнодобывающую индустрии в обмен на заключение очень выгодных для него сделок, и он продолжает увеличивать свое военное присутствие на этом континенте. В африканских городах строятся китайские высотки, а между этими городами пролегают построенные китайцами шоссе. Также Китай вкладывает огромные деньги в Латинскую Америку, и Пекин уже стал крупнейшим торговым партнером нескольких крупных экономик там, включая Бразилию и Перу. Между тем по всему региону открываются финансируемые китайским правительством «Институты Конфуция», призванные расширить влияние Китая.

Но вакцина от covid-19 предоставит Пекину шанс проверить свои силы в новых для него местах. «Во многих местах китайцы ищут всего лишь возможность войти. Они стараются открыть себе двери», — сказал Прайс. И наличие вакцины, которой пока ни у кого больше нет, — это, «несомненно, отличная возможность открывать двери по всему миру в страны, которые прежде пускали к себе китайцев с осторожностью».

Этим странам придется решить, готовы ли они принять китайскую вакцину — даже если ее закупке будет сопутствовать целый ряд условий, — или же они подождут другие варианты вакцин, скажем, из Соединенных Штатов или Европы. Но что если Соединенные Штаты сильно отстают от Китая в вопросе создания вакцины? Кроме того, если Трамп говорит о том, что сначала будет вакцинировано все населения Соединенных Штатов, какова вероятность того, что американская вакцина вообще когда-нибудь попадет в другую страну? «Попадать в сферу влияния китайцев не хочется, но, если Соединенные Штаты не готовы сотрудничать и помогать, что еще остается делать?» — спросил Фидлер.

С его точки зрения, некоторые ближайшие союзники Америки тоже могут столкнуться с этой дилеммой. «В контексте, когда Соединенные Штаты сделали все возможное, чтобы продемонстрировать неуважение к своим союзникам, если вы — Германия, вы станете поддерживать Америку? Я не был бы слишком уверен в этом. То есть вам придется разговаривать с китайцами более серьезно, нежели в том случае, если бы Соединенные Штаты оказывали вам поддержку, — рассуждал Фидлер. — Все сейчас размышляют над тем, будут ли Соединенные Штаты рядом, когда в дверь постучится Китай».

И, если Си докажет, что Китай способен разработать безопасную и эффективную вакцину и обеспечить ей весь мир, это может принести ему плоды в других высокотехнологичных сферах, таких как 5G. Фидлер сомневается, что страны с легкостью откажутся от продукции Huawei и других китайских технологических компаний, если они «уже начали сотрудничать с Китаем и у них нет возможности вновь развернуться к Соединенным Штатам».

Вопрос о безопасности вакцины тоже может быть окутан геополитическим соображениями. Что если китайцы создадут вакцину, ВОЗ скажет, что она эффективна, а Управление по надзору за качеством продуктов и медикаментов США не одобрит ее? Репутация этого управления — которое всегда служило золотым стандартом в области контроля за медицинскими препаратами, — серьезно пострадала, особенно после того, как в апреле это агентство под нажимом Трампа одобрило использование гидроксихлорохина для лечения тяжелых случаев covid-19, а спустя два месяца отказалось от этого своего решения, признав, что «потенциальная польза от препарата не перевешивает известные потенциальные риски». Если вы бедная страна, в которой нет аналога такого управления по контролю за качеством медикаментов, кому вам верить? В этом случае неофициальные каналы связи с Европейским медицинским агентством и другими подобными управлениями могут сослужить вам хорошую службу.

Если Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов США проверит китайскую вакцину и решит, что она безопасна, многие сомневаются, что Китай позволит Америке ее получить. «Я не уверен, что китайцы продадут ее нам, — сказал Гостин. — Помимо Соединенных Штатов есть множество других покупателей. В этом и состоит огромный риск для Соединенных Штатов».

Рассмотрим обратную ситуацию, в которой первыми вакцину от коронавируса создадут Соединенные Штаты. «Довольно трудно представить себе, чтобы Соединенные Штаты, вакцинировав сначала все свое население, решили бы поставить Китай раньше Европы, Африки или Латинской Америки, — продолжил он. — Или же мы будем использовать эту вакцину в качестве козыря на наших торговых переговорах».

«Программа Warp Speed — это в некотором смысле черный ящик»

Также возможно, что Китай, желая продемонстрировать свой альтруизм, согласится продать свою вакцину Соединенными Штатам без всяких условий. Что произойдет в этом случае? Трамп сделал нападки на Китай и сообщения о попытках китайских властей скрыть масштабы эпидемии коронавируса одним из ключевых элементов своей предвыборной кампании. Он резко критикует эту страну, выступая на предвыборных митингах, пресс-конференциях и в Твиттере. «Никто не обходился с Китаем жестче, чем я», — заявил он в апреле. В июне генерал Густав Перна, один из руководителей программы Warp Speed, заявил, что Соединенные Штаты не будут сотрудничать с Китаем в процессе создания вакцины.

Известно, что президент уже успел изменить свое мнение, но вряд ли он внезапно примет Китай в качестве спасителя Америки и признает, что в вопросе приобретения главного сокровища 21 века Соединенные Штаты зависят от Пекина. Это может означать, что Трамп захочет заставить управление по контролю за качеством медикаментов отказаться от лицензирования китайской вакцины в Америке независимо от степени ее безопасности. Или же американские власти могут попросту не рассмотреть вариант с закупкой китайской вакцины, даже если управление одобрит ее.

Дело не только в Трампе. Недоверие к Китаю испытывают представители обеих партий. По мнению Фидлера, Конгресс США не одобрит выделение денег на закупку китайской вакцины, даже если управление по контролю качества признает ее безопасной. По мнению Фидлера, ситуация вряд ли окажется существенно иной, если это произойдет в первые месяцы правления администрации Джо Байдена. «Представьте себе, какое политической давление будет испытывать администрация Байдена… Неужели вы думаете, что они закупят китайскую вакцину? Политическое сопротивление против такого решения будет настолько сильным, что сейчас закупка китайской вакцины кажется мне невозможной».

Но, если Китай первым создаст общедоступную вакцину, для Соединенных Штатов необходимость сделать то же самое станет еще больше, чем сейчас, и программе Operation Warp Speed «придется еще больше увеличить свою сверхсветовую скорость». «Не получится ли так, что мы начнем срезать углы по политическим причинам?» — спросил Фидлер.

Именно этот вопрос не дает экспертам спать по ночам: Соединенные Штаты могут раньше срока одобрить вакцину ради достижения пропагандистского триумфа в духе холодной войны — как это сделал президент России Владимир Путин в начале августа, когда он заявил о победе России еще до того, как российская вакцина перешла на третью фазу клинических испытаний. «Не оказывают ли заявления других стран давление на нашу администрацию, заставляя ее укорачивать клинические испытания третьей фазы, проводимые в настоящее время — просто чтобы получить какой-нибудь результат от Warp Speed?» — предположил Оффит. Он особенно обеспокоен тем, что преждевременное заявление Великобритании может оказать существенное влияние на администрацию Трампа. Правительство премьер-министра Бориса Джонсона вложило десятки миллионов фунтов стерлингов в разработку вакцины Оксфордского университета и AstraZeneca, и ученые из Оксфорда уже заявили о том, что они готовы ускорить процесс, перейдя к испытаниям, в ходе которых небольшое число добровольцев намеренно заразят вирусом. Но, по мнению Оффита, такие испытания нельзя считать полноценным заменителем масштабных клинических испытаний третьей фазы.
Этот страх является весьма обоснованным. В Соединенных Штатах политики отчаянно ищут одобренные методы лечения covid-19. Сначала возникли проблемы с гидроксихлорохином. Потом, в августе, Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов выдало разрешение на использование в экстренных случаях многообещающего, но не слишком хорошо проверенного метода лечения — это случилось после того, как Трамп обвинил это агентство в излишней медлительности, которая могла повредить его предвыборной кампании.

Но главным призом для Белого дома станет вакцина. Ранее в августе Трамп обвинил «глубинное государство — или кто там стоит над Управлением по контролю за качеством медикаментов» — в том, что оно «мешает фармацевтическим компаниям вербовать людей для испытания вакцин и других методов лечения. Очевидно, они надеются отложить ответ на этот вопрос до окончания выборов 3 ноября». Как сказал глава аппарата Белого дома Трампа Марк Мидоуз, президенту «придется сделать так, чтобы у них возникли трудности». Затем издание Financial Times сообщило, что администрация Трампа рассматривает возможность ускорить получение одобрения для оксфордской вакцины, если результаты клинических испытаний с участием 10 тысяч добровольцев окажутся многообещающими, — несмотря на то, что Управление по контролю за качеством медикаментов сообщило, что для получения одобрения необходимы положительные результаты клинических испытаний с участием как минимум 30 тысяч человек.

И эта разница весьма существенна. Для создания эффективных вакцин требуется много времени и пристального внимания к деталям. Порой важные моменты, касающиеся безопасности и эффективности вакцин, проявляются только на финальных стадиях испытаний. Текущие клинические испытания третьей фазы уже будут короче, чем это обычно бывает в случае с испытаниями вакцин, — они продлятся всего несколько месяцев, а не лет.

Если спешить с выпуском вакцины, не имея неоспоримых доказательств ее эффективности и безопасности, это может настроить общественность против нее, тем самым лишив американцев ценного оружия в борьбе с covid-19. Что еще хуже, это может причинить людям вред. «Любой медицинский препарат выводится из организма. То есть, если в нем есть какие-то токсичные компоненты, организм их рано или поздно выведет, — объяснил Кинч. — Вакцина же должна научить иммунную систему делать что-то, что организм должен будет делать до конца жизни. Если допустить ошибку, проблемы могут сохраняться всю жизнь».

Оффит рассказал, что, когда он занимался разработкой своей вакцины, Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов целый год «проверяло каждый аспект процесса, вплоть до того, насколько качественно были вымыты контейнеры». «Мне хотелось бы верить, что управление относится к программе Warp Speed так же, как оно относится к любому другому производителю вакцин, — сказал он. — Потому что мы не знаем. Warp Speed — это в некотором смысле черный ящик».

Чиновники американской системы здравоохранения стараются смягчить эти страхи, в то время как Трамп продолжает их разжигать. Глава Управления по контролю за качеством медикаментов Стивен Хан, которого назначил Трамп, настаивает на том, что агентство одобрит только по-настоящему безопасную и эффективную вакцину. Питер Маркс, директор Центра оценки и исследования биотехнологических препаратов при управлении, заявил, что он уйдет в отставку, если все произойдет иначе.

Но страхи никуда не исчезают, особенно если учесть отсутствие полной прозрачности в вопросах о том, как именно будет выдаваться разрешение на применение вакцины и кто будет принимать окончательное решение. «Администрация хочет нарушить естественный ход научных процессов, — сказал Оффит, — будь то Агентство по охране окружающей среды, Управление по контролю за качеством продуктов и медикаментов с его гидроксихлорохином или Национальная метеорологическая служба с ее ураганом Дорианом». Как мир может убедиться, что администрация не поступит так вновь просто потому, что один из соперников может ее опередить?

По мнению Фидлера, не следует надеяться на то, что геополитика перестанет вмешиваться в вопросы общественного здравоохранения. Текущее столкновение между Соединенными Штатами и Китаем ознаменовало собой конец эпохи возглавляемых Соединенными Штатами альтруистических инициатив в области здравоохранения, таких как программа PEPFAR президента Джорджа Буша по борьбе с инфекционными заболеваниями в Африке. Сегодня крупные державы будут добиваться преимущества, используя при этом любые средства.

Но Китай и Соединенные Штаты все же могут попытаться держать их соперничество под контролем, чтобы оно не уничтожило систему общественного здравоохранения. В прошлые эпохи многополярного соперничества противникам удавалось установить рамки соперничества и выделить определенные области, в которых они могут снизить напряженность и даже сотрудничать. Как сказал Фидлер, сегодня Соединенные Штаты и Китай могут поступить так же — по крайне мере перестав давить на ВОЗ.

И это должно произойти как можно скорее. Потому что сейчас возможно все, в том числе разрушение тех норм в области общественного здравоохранения, которые складывались десятилетиями.

«Если в отношениях Вашингтона и Пекина не начнется период разрядки, касающийся прежде всего здравоохранения, — предупредил Фидлер, — нам грозят серьезные неприятности».

Politico, США

Комментарии (7)
Лиза Us
02.09.2020 в 00:20 | US
А что будет? Ничего. По той простой причине, что первое место уже занято.
Что будет
02.09.2020 в 09:34 | DE
Людей лечить будут и чтобы не болели, профилактику сделают всем. А не как США, фуем по туземным губам.
Кот Рыбоедов
02.09.2020 в 10:16 | UA
А что будет? Первыми вылечатся!
Хехе
02.09.2020 в 10:17 | UA
А ведь отсталая Рашка уже презентовала свою вакцину (без завершенной 3-й фазы испытаний, но это уже на подходе) и в ноябре начинает вакцинацию населения. За що??
Свободу Анжеле Девис
02.09.2020 в 10:58 | UA
Старнные рассуждения.

Разве не человеческая жизнь является главной ценностью демократического общества? К чему тогда этот трындеж?
Паша
02.09.2020 в 12:28 | UA
Облом будет Фармогиганты планировали заработать на вакцинации сотни миллиардов. Звучала стоимость 1 вакцины в 1000-5000 дол. А тут она будет стоить 10-20 дол. Кстати России уже заказали миллиард доз вакцин.
Tabasco
05.09.2020 в 23:32 | US
отсталая Рашка уже презентовала свою вакцину и в ноябре начинает вакцинацию населения
Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив