Свято-Успенская Почаевская лавра на пороге третьего тысячелетия (начало 70-х годов - 2000)

07.04.2007 в 17:58
Фото Ф.Левченко, "Новости N"Фото Ф.Левченко, "Новости N"

300 -летие избавления обители от турок (во время Збаражской войны 1675 года) праздновалось в Лавре с особым торжеством. В этот день 23 июля 1975 года она принимала у себя многих иерархов, клириков, паломников, богомольцев. Всенощное бдение совершалось с чтением акафиста перед чудотворным образом Почаевской Божией Матери. Народу собралось великое множество, нескончаемой чередой подходили верующие для елеопомазания. За Божественной литургией после чтения Евангелия митрополит Львовский и Тернопольский Николай огласил слово Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Пимена, в котором он благодарил всех за совместную молитву, поздравлял братию с праздником. И не звучала ли в этом традиционном поздравлении невысказанная радость о том, что Матерь Божия, столько раз отводившая беду от обители, уберегла ее вновь, защитив от долгой, утратившей былой напор, но еще не снятой в то время осады?...
И все же Лавра продержалась, выстояла.


Когда писался первый краткий вариант этих очерков, трудно было представить себе, что слово "коммунизм" как режим и повседневная реальность вскоре будет принадлежать истории. Еще стояла в скверике прямо напротив Лавры, под самым Успенским собором, повернувшаяся к пей спиной и указывающая рукой в уходящее за горизонт будущее, позолоченная статуя Ильича, нелепая, как и десятки тысяч ее копий, но источавшая по отношению к монастырю и ее богомольцам глухую угрозу. По-прежнему существовал жесткий зажим милиции, неусыпный контроль КГБ, как и подстегиваемый указаниями свыше произвол местных властей. Еще весной 1985 года представители высшей киевской власти вместе с самыми высокими чиновниками Всесоюзного Комитета Государственной Безопасности распорядились останавливать все автобусы, идущие к Лавре, чтобы люди не могли отпраздновать в ней Светлое Воскресение Христово. Мало того, что распорядились, - прибыли лично и наблюдали на местах, Дабы все было исполнено безо всяких поблажек. Лавра от этого не закрылась, но несколько тысяч человек лишились пасхального праздника. Но то было уже не гонение, а. скорее, слабая пародия на него. Со знанием сегодняшних дней можно сказать, что когда власть начинает действовать такими методами, долго ей уже не стоять. Правда, тогда это было ясно лишь немногим ясновидцам. Не так просто писать ее историю за те 20 с лишком лет, которые предшествовали распаду Советского Союза. Мало кто знает, что действительно происходило в то время в стране, хотя с- заведенным ритмом торжественно открывались съезды партии, шумно докладывалось о трудовых победах, проходили визиты глав государств, произносились речи, юбилеи шли за юбилеями, но все это было, по сути, не историей, но всего лишь хроникой безвременья. Настоящая история происходила за кулисами, в назревающем экономическом кризисе, росте сепаратизма и национализма, развале господствующей идеологам, бессмысленной и жестокой Афганском войне. Попытка сначала робким, а затем более решительным образом реформировать систему, предпринятая М.С. Горбачевым, вопреки воле и намерениям реформатора, быстро привела к ее концу. Вчера еще монолитная система вдруг оказалась ломкой, недужной и совсем не реформируемой. Выход Прибалтийских республик из состава СССР, выборы на Украине, проголосовавшей в 1991 году за свою независимость (и тем самым за полное отделение от Советского Союза), а затем Беловежские соглашения, заключенные в декабре 1991 между тремя президентами: белорусским, российским и украинским, положили конец существованию огромной страны, чье единство органически складывалось веками.


Медленное умирание системы промыслительно совпало с возрождением Русского Православия. Тысячелетие Крещения Руси в 1988 году, широко отпразднованное не только в СССР, но и во всем христианском мире, если и не дало Церкви полноправной свободы, то, по крайней мере, чуть растопило лед вокруг нее. В Лавру в эти дни собрались многие тысячи паломников, Божественную литургию служил целый сонм иерархов во главе с Блаженнейшим Василием, митрополитом Варшавским и всея Польши. Но, помимо этих торжеств, первой ласточкой, оповестившей о весне в Почаеве, было разрешение на прописку молодых послушников и монахов, то, в чем власти отказывали уже десятки лет. Число монастырской братии вновь начало расти. Еще в середине 80-х годов в жизни Почаева произошло сближение с другим величайшим центром духовной и монашеской жизни древней и нынешней Руси - Троице-Сергиевой Лаврой. Численность почаевской братии в то время немного пополнилась за счет иноков Сергиевой обители. В то же время часть почаевских иноков ушла в другие монастыри, где как только представилась к тому возможность, приняла участие в их возрождении. В августе 1987 года Почаевскую Лавру посетил архиепископ Константинополя-Нового Рима и Вселенский Патриарх Димитрий I (1991). Здесь, у святынь Лавры. Вселенский Патриарх вместе со своей свитой совершил Божественную литургию, осмотрел монастырь, познакомился с жизнью иноков. Ещё раньше Лавру посетили предстоятель Японской Автономной Церкви, митрополит Феодосии. В 1975 году в день отдания Пасхи здесь служил Божественную литургию по пасхальному чину Блаженнейший Патриарх Румынский Юстиниан. Уже в те годы Почаевская Лавра становится одной из главных святынь православного мира, и эта ее роль будет, несомненно, возрастать с началом нового века и тысячелетия...

5 августа 1990 года Лавра отмечала 750-летие со дня своего основания. В этот день ее посетил новоизбранный Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, возглавивший праздничные торжества. Это было первым в истории посещением Московским Патриархом Почаевской Лавры. В это время по благословению наместника Лавры архимандрита Онуфрия (Березовского) (1988-1990) стали появляться первые печатные издания, рассказывающие о жизни обители, были открыты Свято-Духовский скит, а затем и воскресная школа, монахов стали приглашать для преподавания Закона Божия в местной средней школе, а детский хор на Богослужения в Лавре.

В 1990 году был заново открыт Свято-Духовский скит, стоящий в двух километрах от Лавры. Основанный еще в конце XII-го века Почаевским Первоначальником Мефодием, он был закрыт в 1959 году. Почти полвека назад 4/17 июня 1950 года в нем произошло чудесное исцеление монахини Варвары (в миру Елены Константиновны Путятиной). 48 лет страдавшей параличом обеих ног. Она приехала из города Чкалова (ныне Оренбург), с трудом передвигаясь на двух костылях при помощи своей спутницы инокини Марии. Приложившись к копии чудотворного образа Почаевской Божией Матери, она тотчас смогла встать на свои больные ноги, и когда уезжала из скита, оставила там и костыли. Это исцеление было официально удостоверено подписями наместника Свято-Духовского скита иеромонаха Алфея (Романюка), иеросхимонаха Николая ( Гав-рика), который присутствовал при самом исцелении, а также самой монахиней Варварой, как и инокиней Марией.

Сегодня здесь открыто три храма: Святого Духа, преп.Серафима Саровского и Всех Святых. В скиту 2 иеромонаха, один иеродиакон, а вместе с послушниками "население" его достигает 35 человек. Здесь круглосуточно читается Псалтирь о живых и усопших по запискам, подаваемым верующими. Восстановление скита идет полным ходом.

Но свобода никогда не приносит только радости. Вместе с нею тотчас сразу возникли неожиданные трудности, открылись старые несведенные счеты, не обошли стороной и новые беды. Возникновение новых государств после распада монолитной страны, так или иначе сказавшееся на судьбах многих миллионов людей, не могло не задеть и Русской Православной Церкви на Украине. Прежде всего взорвалась мина, подложенная под нее Сталиным в 1946 году его методами ликвидации унии. В 1987 году греко-католическая Церковь вышла из подполья и начала сначала постепенно, затем стремительно, авралом, обвалом захватывать храмы и изгонять православных священников. Ни с одной из сторон не было сделано, к сожалению, ни малейшей попытки хоть как-то договориться. Тогдашний Экзарх Украинской Православной Церкви митрополит Филарет неоднократно провозглашал со всех амвонов, что "Греко-Католической Церкви не существует", а в доказательство этого тезиса вызывал ОМОН. Но время кулака и дубинки как "гарантов" свободы совести уже прошло, и подобные аргументы от ОМОНа в новых условиях только укрепляли позиции униатов. Играя на национализме и отвращении к коммунизму, виновным в котором признавались только "москали", они, сильные стойким перенесением гонений в течение четырех десятков лет, при первой же возможности перешли к военным действиям против Православия на Украине, которое, надо сказать, никак не ожидало этого натиска и. привыкнув к другим нападениям, совсем не было готово к нему.

Одним из главных козырей стало обвинение всей Православной Церкви в том, что она была сообщницей сталинского террора. Ни с исторической, ни с моральной точки зрения подобное обвинение нельзя считать справедливым. Православие было такой же жертвой режима, как и все остальные религиозные общины, хотя в своих политических видах государство отводило ему особую роль. В 1946 году Православная Церковь не могла отказаться от отравленного сталинского ''подарка", и тем самым, как мы уже указывали, фактически помогла греко-католикам выжить. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно поинтересоваться статистикой. В 1988 году в канун Тысячелетия в Советском Союзе было 6893 православных прихода, из них более 4 тысяч приходилось на Украину, на всю Россию же - только 2062. Стоит вспомнить, что в больших российских городах, с миллионным населением и больше, было лишь по одному православному храму, что на огромных пространствах Сибири и русского Севера вообще не было никаких церквей, тогда как на Западной Украине (но не Восточной !) храм стоял почти в каждом селе. Униаты, начавшие мстить православным, по крайней мере, знали, что у них можно взять. Эти храмы не были осквернены, превращены в сараи или зернохранилища, брошены на поругание или сметены с лица земли.

Униаты выставили требование - и в этом их, как правило, поддерживали новые местные власти - передачи им всех храмов, принадлежавших им до 1939 года, независимо от предпочтений прихожан. На это православные предъявили другое требование: передачи им всех храмов, построенных до 1596 года, когда православные церкви насильно стали отбираться в пользу униатов. В Тернополе, например, униатами были отобраны все храмы, в том числе и церковь, построенная в 1540 году. Православный архиепископ Тернопольский и Кременецкий Сергий (Генсицкий), после того, как его изгнали из храма Рождества Пресвятой Богородицы, на протяжении целого ряда лет был вынужден пользоваться лишь собственной домашней церковью, и все это происходило в городе, где до недавнего времени большинство населения было православным. После многих хлопот он добился лишь выделения клочка земли, на котором начинает возведение православного храма. Впрочем, надо сказать, что в конце 1980-х - начале 90-х годов сами униаты стали орудием совершенно нецерковных сил, использовавших их для насаждения своей политики.

Эта буря пока не коснулась непосредственно Почаева, хотя она обрушилась на православные храмы, стоящие на всех окружающих его землях. Православная Церковь в Галиции и, отчасти, на Волыни была фактически разгромлена униатами. Другая беда, к сожалению, не обошедшая Лавру, как и все Православие на Украине, и оказавшаяся, возможно, гораздо худшей, именно потому, что пришла она не извне, а изнутри - это раскол в Украинской Православной Церкви.

В октябре 1990 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви была предоставлена Украинской Православной Церкви независимость и самостоятельность во всех делах внутреннего управления, подобно тому, как в 1918 году Поместный Собор РПЦ предоставил Православной Церкви на Украине автономию. Прежнее наименование "Украинский Экзархат" было отменено. Предстоятель Украинской Православной Церкви с этого времени избирается только украинским епископатом. Однако автономия 1990 года (как и предшествующая ей, предоставленная Поместным Собором РПЦ в 1918 году), имеющая строго канонические основания, не предотвратила появление "Украинской автокефальной православной церкви", возглавленной бывшим епископом Житомирским Иоанном Боднарчуком, которая была особенно активна как раз на Волыни, как и в Ровенской, Житомирской и Тернопольской областях.

Мало того, в это время возникает еще и конфликт с митрополитом Филаретом (Денисенко), вначале связанный с его личной жизнью, не вполне согласной с монашескими обетами, а затем и с его уклонением в раскол. 2 апреля 1992 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, состоявшемся в Москве, митрополит Филарет перед Крестом и Евангелием поклялся, что уйдет на покой. Вернувшись в Киев, он тотчас отказался от своих слов, заявив, что клятва у него была вырвана под давлением. После этого в мае того же года собор украинских епископов, состоявшийся в Харькове под руководством митрополита Никодима, сместил митр. Филарета с Киевской кафедры, запретил его в служении и избрал митрополита Владимира (Сабодана) предстоятелем Украинской Православной Церкви. Однако митр.Филарет отказался покинуть свою резиденцию, с помощью гражданской власти захватил Владимирский собор и ряд других церквей и забрал все денежные средства, принадлежащие Киевской митрополии, с ее счетов. Так начался этот раскол, который привел не только к запрещению Филарета в служении, но и к лишению его митрополичьего сана, монашества и к последующему анафематствованию его, после того, как Филарет стал сначала местоблюстителем, а затем и лжепатриархом объявленной им ''Украинской православной церкви - Киевский патриархат".


"Неканоничным" оказался не только образ жизни бывшего митрополита, а ныне Михаила Антоновича Денисенко, находящегося под анафемой той Церкви, в которой он был когда-то крещен, пострижен в монашество, а затем получил сан митрополита, но и самочинно созданный им "Киевский патриархат". Раскол произошел якобы во имя автокефалии, идея которой стояла на повестке дня и в дни независимости Украины в 1918 году, и во время немецкой оккупации. Практически, в реальных повседневных делах, во всей своей деятельности, автономия и автокефалия отличны друг от друга лишь на словах, ибо Украинская Православная Церковь, входящая в юрисдикцию Московского Патриархата, совершенно самостоятельна в своих решениях. Всякая автокефальная Церковь должна получить ее законным путем от Матери-Церкви; любое другое сообщество, притязающее быть и провозглашающее себя автокефалией, но никем не признанное, ни с кем из канонических Православных Церквей не находящееся в молитвенном и евхаристическом общении, с точки зрения православной экклезиологии, Церковью вообще не может считаться. "Киевский патриархат" пытался найти опору у Святейшего Патриарха Вселенского Варфоломея, однако Патриарх Варфоломей неоднократно заявлял, что ни он, как и никто в православном мире, М.А.Денисенко ни митрополитом, ни тем более "патриархом Киевским", не считает и группировку его Церковью не признает. К сожалению, силы, стоящие за этой группировкой, меньше всего думают о православных канонах, как и вообще о вере и ее двухтысячелетнем Предании, их заботит лишь украинизация Богослужения, та украинизация, первым гонителем которой и был Филарет во время всего своего "советского" периода.


"Большой раскол" в Киеве докатился и до Почаева. И главным проводником его выступил сам Наместник Лавры Иаков (Панчук), возведенный в сан епископа Синодом Русской Православной Церкви в 1990 году. На протяжении нескольких месяцев Иаков вел закулисную работу по обработке братии, абсолютное большинство которой были украинцами, взывая к их националистическим чувствам ("Мы, мол, живем не в Риме, не в России, будем петь и читать по-украински"), производя "кадровые перестановки", подбирая нужных ему людей и избавляясь от ненужных. На сторону вл. Иакова стали благочинный о. Петр (Петрусь) и регент Антоний Ярый, за которым пошла и часть хора. Но в целом братия сохранила верность Матери-Церкви и не приняла замену церковнославянского языка, на котором молились сонмы православных святых, на украинский. Постепенно созревавший конфликт достиг своего апогея на праздник Вознесения 1992 года, когда Иаков самовольно стал поминать Патриарха Константинопольского (безо всякого указания на то с его стороны), низложенного Филарета и Президента Кравчука. После литургии во время обеда в трапезной братия потребовала у о.Наместника объяснить эти нововведения, однако единственным вразумительным его ответом была угроза вызвать ОМОН. Ночью братия ударила в набат, вошла в покои Иакова вместе с группой богомольцев и сдержанно, твердо, без насилия, с торжественным пением "Достойно есть" выпроводила учредителя раскола из стен монастыря.

Вскоре после этого Панчук был лишен сана законной церковной властью, а затем попал и под анафему, изреченную на его нынешнего шефа и сораскольника М.А.Денисенко. Сам Денисенко, как всегда окруженный боевиками, тоже попытался однажды проникнуть в Лавру, но был остановлен местным населением у самого подножия горы Почаевской.

Новым наместником Лавры был избран иеромонах Феодор (Гаюн), в том же 1992 году на праздник Почаевской Божией Матери возведенный в сан епископа. Последняя буря, угрожавшая Почаеву в уходящем столетии, как будто миновала. Постепенно стала восстанавливаться нормальная жизнь Лавры. Новые украинские власти, хотя и медленно, мало-помалу стали возвращать прежде отобранное у нее достояние. За последние годы ей были возвращены часть ее угодий, сады и некоторые монастырские здания. Бывшему музею атеизма, еще недавно пытавшемуся бросить вызов Лавре с подножья горы Почаевской, пришлось уступить место Богословской школе, преобразованной затем в Духовную семинарию, где в общей сложности учится сегодня около 150 человек. Бывшая психиатрическая больница перестраивается под гостиницу, которая сможет одновременно принимать более 200 паломников. Это немного, если учесть те огромные наплывы народа, которые бывают здесь по праздникам. Есть, однако, надежда, что в скором времени Лавра сможет принять всех, кто приезжает сюда в чаянии исцеления и для того, чтобы поклониться Лаврским святыням.

В 1997 году владыка Феодор был переведен на Каменец-Подольскую епископскую кафедру, и братия избрала своим наместником архимандрита Владимира. Сразу же после его избрания произошло важное изменение в статусе монастыря: он стал ставропигиальным, т.е. подчиненным власти только Блаженнейшего митрополита Киевского Владимира. С приходом нового наместника в Лавре начался новый наиболее интенсивный этап ремонтных и строительных работ: здесь и обновление Успенского собора, и реставрация колокольни, и вымощенный двор перед Троицким собором... Здесь и восстановление гостиницы, и возведение двух мельниц, и устроение монастырского сада и пасеки, и открытие различных мастерских, бетонирование дороги, и проведение газа, и строительство пекарни, электростанции, прачечной, коровника, котельной, гаражей... К 2000-летию Рождества Христова на лаврском дворе была построена и освящена новая часовня. Ежедневно в Лавре трудится не менее сотни рабочих (немаловажный фактор при нынешней безработице). В некоторых ремонтных работах принимает участие и государство, но участие это началось лишь после посещения Лавры Президентом Украины Л.Д.Кучмой в январе 1999 года.

Добавить комментарий
Отправить
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив