«Дело по разгону майдана»: начальник безопасности Сычев выучил наизусть показания и заявил, что, наверное, видел Шевчука

04.06.2016 в 02:30

В пятницу, 3 июня, в Центральном районном суде города Николаева продолжилось слушание «дела Шевчука». Напомним: бывший начальник городского управления милиции Олег Шевчук обвиняется в том, что якобы отдавал приказ о разгоне николаевского «майдана».

Перед стенами суда, уже традиционно и бессменно мирный пикет проводили сослуживцы Олега Шевчука — воины-«афганцы», пенсионеры МВД и пограничники. В руках у них были флаги, плакаты, а перед окнами суда вывешен транспарант с надписью «Справедливое решение по «делу Шевчука»: оправдательный приговор!».

На судебное заседание в качестве свидетеля со стороны обвинения прибыл Олег Сычев, который в период «майдановских» событий занимал должность начальника отдела безопасности и общественного порядка.

В своих показаниях он рассказал, что в тот день поступило две заявки на проведение митинга от политических организаций разных идеологий, а именно от «Русского блока» и «Демократического альянса». В связи с этим, милиция вышла на площадь, чтобы не допустить конфликтов и стычек между представителями оппонирующих сил.

В тот вечер «Русский блок» так и не вышел на акцию, но вышли активисты «Демократического альянса», которые провели шествие по улице Советской. Дальше они остановились возле парапета у ступенек, а спустя полчаса начали производить установку палаток. На просьбу милиции не делать этого активисты не отреагировали. Олег Сычев предлагал активистам написать заявку дождаться до завтра и подать заявку об установке палаток, и тогда эти действия будут законными.

Спустя какое-то время на место прибыл начальник инспекции по благоустройству Дмитрий Никонов. Чиновник сообщил милиции, что установка палаток без уведомления является нарушением, и необходимо убрать их, а так как ему угрожают, то он просит правоохранителей обеспечить безопасность. О каждом своем действии и действиях подчиненных Сычев докладывал Олегу Шевчуку и заместителю начальника областного управления милиции Виктору Марчуку.

По его словам, он позвонил начальнику милиции и рассказал о просьбе Никонова, спустя время Шевчук перезвонил ему и якобы отдал приказ, согласованный с высшим руководством, выстроиться в цепочку, коммунальщиков запустить между цепочек и подойти к месту размещения палаток. В ответ активисты выстроили свою цепочку, вследствие чего произошла «толкотня». На протяжении всего времени, что происходил конфликт, правоохранители уговаривали участников акции не нарушать порядок и закон, но они оказали сопротивление.

Стоит отметить, что при даче показаний Олег Сычев называл губернатора Мерикова и его заместителя Янишевскую не иначе как Вадим Иванович и Оксана Альбиновна, чем то и дело «путал» участников процесса, так как не сразу было понятно, о ком идет речь.

Выслушав показания свидетеля, судья Светлана Скрипченко переспросила, точно ли то, что о происходящем Олег Сычев докладывал по телефону Марчуку. Он ответил, что да. Тогда судья сказала, что на прошлом судебном заседании они допрашивали Марчука и он дал пояснения, что в тот день его не было в городе и после первого звонка Сычева он попросил больше ему не звонить. Тогда Сычев сказал, что, наверное, путает и не докладывал в ту ночь ему.

Когда прокурор Наталья Высоцкая приступила к дополнительному допросу свидетеля, в какой-то момент он заявил, что перед тем как придти на судебное заседание он изучил показания, которые давал в ходе досудебного следствия, и у него сохранилась копия данного материала. Это возмутило судью и она объяснила, что Олег Сычев не имел право давать сейчас показания, если он намеренно ознакомился с материалами дела и говорит то, что было написано. Но начальник безопасности стал отрицать, что у него есть какие-либо материалы дела.

Адвокат Владимир Тимошин начал с объяснения, что место, где активисты установили палатки, относится к парку 68-ми Десантников, который является парком культуры, а значит даже при наличии заявки активисты не имели законного права устанавливать в этом месте палатки — на это понадобилось бы дополнительное разрешение.

Дальше сторона защиты начала допрос исходя исключительно тексту, написанному в обвинительном акте.

Тимошин: Автор обвинительного заключения отмечает: с целью введения в обман подчиненных сотрудников милиции, при отсутствии законных оснований, отдал своему подчиненному Сычеву незаконный приказ о необходимости применения физического влияния. Скажите, пожалуйста, вам Шевчук отдавал приказ о применении физической силы?

Сычев: Нет.

Тимошин: Вы понимаете, что такое физическое влияние? Как вы это понимаете?

Сычев: Ну, это силовое действие сотрудников в отношении лиц.

Тимошин: Скажите, пожалуйста, вот в этой части, что отмечает автор, вам был отдан приказ о применении физической силы от Олега Шевчука?

Сычев: Нет, такого приказа не было. Был приказ организовать цепочки и обеспечить беспрепятственный проход коммунальщикам.

Тимошин: Помимо этого, прокурор дальше отмечает, что зная об опасности нарушения общественного порядка, угроза возникновения столкновений и причинения вреда здоровью граждан при проведении данного мирного собрания, действуя незаконно, в противоречия требований Конституции, превышая свои служебные полномочия, имея цель помешать гражданам в реализации их прав на мирное собрание, отдать своему подчиненному Сычеву приказ сгруппировать подчиненных работников милиции, которые находились на площади. Вам Шевчук говорил по телефону о том, что существует угроза нарушения общественного порядка и возникновения стычек?

Сычев: Нет. На тот момент вопрос этот был перед началом митинга, тогда могла придти и другая политическая сила, но когда они не пришли, то угроз не было.

Тимошин: А давал ли команду Шевчук, чтобы вы запретили проведение митинга?

Сычев: Нет.

Тимошин: Может, вы по собственной инициативе может подходили, говорили ничего не проводить?

Сычев: Нет, ни в коем случае.

Тимошин: Давал ли вам команду Шевчук, или влиял ли он на потерпевших путем подкупа — может, деньги предлагал?

Сычев: Нет.

Тимошин: А может, влияли таким путем: подходили и говорили, что если вы не разойдетесь, мы ваших близких, родственников посадим в тюрьму?

Сычев: Нет.

Тимошин: Говорили вы участникам митинга, что если вы сейчас не разойдетесь, то будете в райотделе, СИЗО?

Сычев: Нет.

Тимошин: Исходя из ваших пояснений, после митинга группа людей пошла по Советской. Была заявка?

Сычев: Не было.

Тимошин: Это нарушение общественного порядка?

Сычев: Да.

Тимошин: Как в соответствии с Кодексом должны были действовать сотрудники милиции? Не так как сложилось, не так как «позвонили с одного здания», а как по закону?

Сычев: По закону, если быть принципиальным, то должны были составить административный протокол. Но закон предусматривает, что протокол может быть составлен в течение двух месяцев, после выявления правонарушения. Когда подошел организатор митинга ( Матейчук — прим. авт.) и сказал, что никакого отношения к шествию не имеет, то нам нужно было выяснить, чья это была инициатива. Я ограничился устным предупреждением.

Тимошин: В соответствии с обвинительным актом: в результате преступных действий Шевчука, которые выразились в даче незаконного приказа подчиненным работникам милиции, последними было применено физическое влияние и осуществлено незаконное оттеснение граждан от палаток, в результате чего, указанным насильственным действиям в виде незаконного избиения. Ну или законного. Так написано. Было незаконное избиение?

Сычев: Вообще избиения не было.

Тимошин: А законное избиение было?

Сычев: Не было вообще.

Тимошин: А было унижение личного достоинства?

Сычев: Не было.

Тимошин: Вы понимаете, что такое унижение личного достоинства?

Сычев: Это оскорбления.

Тимошин: А оскорбления вообще были?

Сычев: Не было.

Тимошин: А сотрудников милиции оскорбляли?

Сычев: В адрес сотрудников были высказывания.

Тимошин: Шапки сотрудникам милиции срывали? «Увольняли» — как это обычно бывает: «Я тебя уволю». Погоны срывали?

Сычев: За погоны нет, но царапины некоторые сотрудники милиции получили.

Тимошин: Какие действия должна выполнить милиция, если они просят гражданина разойтись и пропустить, а гражданин отказывает. Что это?

Сычев: Вообще, по Конституции Украины, каждый человек обязан содействовать правоохранительным органам власти.

Тимошин: В соответствии с Кодексом Украины об административных правонарушениях, это есть нарушения, если гражданин не выполняет требования работника милиции?

Сычев: Неповиновение. Статья 182.

Тимошин: Если гражданин, после предупреждения продолжает, какие действия сотрудника милиции?

Сычев: Задержать гражданина, доставить в райотдел и составить протокол. Гражданину сначала предлагается пройти в райотдел, если он отказался, то применить к нему физическое влияние.

Тимошин: Скажите, сотрудники на тот момент и сейчас имеют право использовать спецсредства?

Сычев: Имеют.

Тимошин: Почему не использовали спецсредства и не действовали согласно закону о милиции, соответственно Конституции Украины, в порядке административного кодекса? Когда сотрудникам милиции причинялась физическая боль, сбивали шапки, оскорбляли, сбивали погоны, почему милиция не сделал так, как должна была сделать согласно законам?

Сычев: Мое мнение: нужно всегда с людьми находить компромисс.

Тимошин: Понятно, вы не нашли компромисс. Мы изучали уже материалы дела, там не было компромиссов. Там друг друга толкали. Почему не применяли физическое влияние?

Сычев: Надеялись до последнего, что люди нас поймут.

Тимошин: Скажите, пожалуйста, согласно Закону Украины, Конституции Украины, есть такая статья «мы надеялись, что нас поймут»?

Сычев: Нет.

Тимошин: Скажите, если бы вам Шевчук, Марчук или Седнев дали команду разогнать митинг вы бы своими силами могли это сделать, если была бы команда?

Сычев: Нет.

Тимошин: Почему?

Сычев: Во-первых мало людей было, а во вторых, это был бы приказ незаконный.

Тимошин: Я не говорю, противозаконный или нет. Если поступил приказ, были ли возможности у николаевского гарнизона разогнать этот митинг с применением всех сил?

Сычев: Если подтянуть все силы — да.

Тимошин: То есть если вам была бы дана команда, вы бы смогли разогнать?

Сычев: Нет.

Тимошин: Почему?

Сычев: Во-первых, мало людей было, а во вторых, не было такой ситуации...

Тимошин: Мы не на митинге, не на площади Соборной и не в облгосадминистрации, мы в суде, и я задаю вопрос не для прессы. Вы как начальник гарнизона, если бы получили приказ, могли бы разогнать митинг или у вас не было сил? Я не говорю о том, что законно или нет. Выполнить приказ смогли бы?

Сычев: Я бы такую команду не выполнял.

Тимошин: Хорошо, не вы, а Иванов на вашем месте смог бы выполнить приказ? Вы понимаете вопрос?

Сычев: Не совсем...

Тимошин: Было ли у милиции Николаева достаточно сил и средств, подготовки физической, рукопашного боя, пистолетов, бронежилетов и прочего, чтобы разогнать?

Сычев: Если в таком ракурсе, то да... Но я бы такую команду не выполнял.

Помимо этого, уже экс-начальник безопасности заявил, что видел Олега Шевчука в тот вечер на площади, но уже когда самые жаркие события были позади. Однако после более подробного допроса стал утверждать, что не совсем уверен в том, что видел именно его и говорил уже иначе: «Может быть, видел».

После того, как все стороны допросили свидетеля, судья Светлана Скрипченко объявила перерыв в судебном слушании и поручила прокурору обеспечить явку свидетеля губернатора Николаевщины Вадима Мерикова.

Стоит отметить, что на это заседание также ожидался допрос председателя ОГА, но Наталья Высоцкая, уже в который раз, не смогла обеспечить явку.

Комментарии (5)
Южак
04.06.2016 в 09:32 | UA

Власть шьет все белыми нитками. Нужен цап видбувайло. На радость свидодурней.Позор прокурору пляшущему под дудку кастрюлеголовых.

Друг
04.06.2016 в 10:46 | UA

А вот надо было украинскому народу служить, а не злочинной владе прислуживаться.

Неупереджений
04.06.2016 в 10:49 | UA

Уголовно-процессуальный кодекс Украины 2012
Статья 284. Закрытие уголовного производства1. Уголовное производство закрывается в случае, если:

1) установлено отсутствие события уголовного преступления;

2) установлено отсутствие в деянии состава уголовного преступления;
6. Если обстоятельства, предусмотренные пунктами 1, 2 части первой
настоящей статьи, оказываются во время судебного разбирательства, суд
обязан вынести оправдательный приговор

,жак
04.06.2016 в 14:15 | UA

> Друг (2016.06.04 10:46 [UA])Правильно..Разогнали бы тогда свидодурней не умирали бы как сейчас .Крым Донбасс доллар по 8 газ свет и прочая благодать была бы у народа. После Яныка выбрали бы Порося и жили себе.

неупереджений
04.06.2016 в 16:09 | UA

> Друг (2016.06.04 10:46 [UA])
Дядя, у Олега личных раскрытий краж,грабежей, разбоев и убийств больше чем у тебя написанных тухлых коменов. Так что служил он таки реально народу Украины, а не так как ты питон комнатный лось траншейный _виртуально.

Добавить комментарий
Отправить
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив