Украинские беженцы рассказывают о жизни в Евросоюзе

25.05.2022 в 22:45
Украинские беженцы рассказывают о жизни в Евросоюзе

Украинские беженцы рассказывают о жизни в Евросоюзе

По данным агентства ООН по делам беженцев, за время войны Украину покинули 6 миллионов человек.

Украинцы рассказывают, что отношение европейцев к беженцам и войне в Украине очень разное. В основном, местные жители хорошо относятся к вынужденным переселенцам и помогают им всем, чем могут.

Но в то же время на практике многие украинцы столкнулись с бюрократической волокитой, из-за которой до сих пор не могут получить обещанные выплаты и оформить официальный статус в ЕС.

"Страна" поговорила с украинцами, которые из-за войны вынуждены были покинуть свой дом, и узнала, как европейцы воспринимают беженцев, что думают о российско-украинской войне и какой прием оказывают украинцам за рубежом.

Германия

Влада, находится в Ганновере:

"С мамой и ее мужем мы выехали 23 февраля в отпуск в Турцию, но по известным причинам домой так и не вернулись. В войну отказывались верить до последнего, хотя к наступлению с востока морально готовились. Мы уже переживали это в 2014 году.

В Турции мы не очень много общались с иностранцами, но там живет знакомый мамы. Он говорил о том, что на самом деле войну затеяла Америка, которая хочет "подвинуть" Россию. Приблизительно такие же тезисы постоянно звучат на ТВ в Турции. При этом войну и неправомерность действий России все же признают.

Через некоторое время мы приняли решение переехать из Турции в Грецию, потому что там был сын маминого мужа. В Греции я познакомилась с одним парнем, около 20 лет. Если верить ему, то в кругу молодежи к действиям РФ относятся очень отрицательно, сами греки выходят на митинги, и когда в Афинах был пророссийский автопробег, они самостоятельно пытались "прикрыть эту лавочку".

После месяца в Греции мы переехали в Германию. Волонтерский центр в Ганновере встретил палитрой эмоций. Здесь такие же украинцы. И уже оттого, что ты не один среди иностранцев, что ты не чужой, становится легче. Работают переводчики, добровольцы, люди приносят вещи в качестве помощи. И ты сидишь в этом разнообразии, впервые завтракаешь в 14:00 булочкой с кофе и думаешь о том, что пока одни приходят к тебе домой убивать и разрушать, другие, даже никак не связанные с тобой историей и культурой, пускают тебя к себе домой, чтобы ты мог выжить.

Но этот призрачный занавес очень скоро и легко спадает. Пока повсюду развешаны украинские флаги, а на автобусах наклейки с нашей символикой, оказывается, что рядовым немцам мы "не такие".

Люди, конечно, разные, однако большинство из тех украинцев, кого я знаю, сразу начали учить язык, а кто знал немецкий хоть как-то - пошли работать. Никто не хочет просто сидеть на шее у немцев. От самих же немцев постоянно слышишь, что "для украинцев делают все, а для немцев – ничего". И начинаешь думать, что лучше бы и не понимал других языков.

Ты просишь их не цеплять в разговоре тему войны, а в ответ слышишь "мне безразлично, войны происходят повсюду". Это бывает не часто, но бывает.

Немцы озадачены тем, что некоторых продуктов вроде подсолнечного масла нет на полках, а альтернативы им не нравятся. При этом обвиняют Украину в том, что она их не снабжает продовольствием. Слышишь подобное и думаешь: "Как вообще можно так мыслить?" Но им все равно, они не откажутся от российского горючего, хотя отказ будет стоить всего около 80-100 евро для немца в месяц. Однако Украина должна поставлять всему миру подсолнечное масло и зерно, потому что люди голодают, а война... "Ну, войны повсюду".

С другой стороны, есть немцы, которые действительно хотят помочь. Они связываются с украинцами и помогают в закупке необходимых вещей и по другим вопросам. Таким образом мы смогли собрать группу беженцев и организовывать для них разные мастер-классы.

В Германии очень много новостей об Украине крутят по радио. В апреле по меньшей мере две недели, пока мы жили в одной квартире, с 8 до 9 вечера были новости о Мариуполе.

Немцы, мои сверстники, поддерживают Украину, но среди них очень распространено мнение, что "мы не знаем всего", "украинские источники тоже недостоверны" и т.д. Они надеются, что "братские народы примирятся". С кем-то в разговорах мне удалось развеять этот нарратив о "братских народах", но некоторые вообще ничего об этом не хотят слышать, потому что им просто не выгодна наша война из-за всех ограничений - как в поставках продуктов питания из Украины, так и в поставках топлива.

К беженцам в Германии в основном относятся хорошо. Но со временем этой помощи все меньше и меньше. Речь именно о государственных учреждениях. Сами немцы помогают охотно. Многие предлагают жилье (для этого есть специальные сайты), консультации и помощь в заполнении документов (я лично обращалась к знакомому немцу, чтобы он подсказал, верно ли я понимаю терминологию и что именно нужно написать, они очень любезно за такое берутся), собирают какие-то вещи, организовывают адаптационные курсы/группы/классы для школьников и т.д.

Немцы говорят, что им для поступления в университет нужно "пахать", а украинцы могут поступить просто так. На самом деле, "просто так" мы ничего не можем, но они просто подхватили этот тезис и ничего не слышат теперь. В плане того что "Германия должна больше заботиться о немцах", достаточно враждебное и лицемерное отношение. И никто не пытается разобраться, какие же права украинцы имеют в Германии. Ибо на самом деле нам совсем не проще, чем тем же немцам. Бесплатно и "просто так" мы можем получить только курсы немецкого языка".

Алина, находится в Штутгарте:

"Когда я приехала, то была в восторге от Германии: все очень помогали, очень радушно принимали. Но потом понемногу ты раскрываешь глаза и понимаешь, что здесь на самом деле не относятся к войне в Украине серьезно. В основном немцы вообще не ощущают, что неподалеку от них идет страшная война.

Также пугает, что украинцы, уехавшие в Германию задолго до войны, сейчас хоть и волонтерят, но очень завидуют нам, и говорят, что "мы приехали на всё готовенькое".

Обычные местные жители очень часто помогают нам – подойдут, поплачут с тобой, дадут свой номер и скажут обращаться в любой момент. Один раз мы попросили женщину помочь нам найти банк, чтобы оформить карту. В итоге она провела нас через весь вокзал, потратила полчаса, довела до банка, обняла и ушла.

А вот в социальных учреждениях для беженцев недостаточно волонтеров, которые разговаривают на немецком/русском/украинском. Кроме того, в Германии сильные проблемы с бюрократией. Еще 15 марта я подала документы на вид на жительство, с которым мне разрешается тут работать, жить, учиться и посещать курсы языка, и до сих пор его не получила.

Здесь приходится записывать и перепроверять каждый свой шаг. Беженцам нужно больше помощи, но в социальных учреждениях к такому наплыву вообще не были готовы. Плюс у немцев нет особого желания это делать, у них такой менталитет – они не будут перерабатывать и сверхурочно помогать украинцам.

При этом в Германии очень много арендодателей сдают квартиры украинцам на определенный срок бесплатно. Большое количество местных, у которых маленькие апартаменты, готовы безвозмездно отдавать украинцам даже кладовку, в которой можно жить. Они отдают последнее, хотя живут с детьми, и не боятся пускать посторонних людей к себе в дом.

В целом все достаточно хорошо относятся к нам. Более того, здесь очень много местных выступают против канцлера Шольца и его политики. Но это не те люди, которые будут выходить на "майдан" или обычный митинг. В Германии могут быть плохие политики, и народ все равно будет все устраивать – зарплата, работа и стабильность есть, значит все хорошо. В этом немцы очень отличаются от нас. Через время я хочу вернуться в Украину с шикарными знаниями, которые получу здесь, чтобы поднимать нашу страну".

Анна, находится в небольшом городке в Нижней Саксонии:

"Волонтеры полностью опекают нас с того момента, как мы попали в Германию. Уехали из Киева мы с мамой и бабушкой в марте, приехали в Берлин. Сначала нас вместе с другими беженцами поселили в общежитие. Очень долго мы стояли в очереди, чтобы зарегистрироваться как беженцы и получить помощь. Мы жили в общежитии фактически два месяца, и только недавно нам выделили квартиру в небольшом городке - пустую, без мебели.

Чтобы обустроить квартиру, можно обратиться в соцслужбу с запросом на 3000€ (94 089 гривен), и потом нужно предоставить чеки в подтверждение, что ты именно на мебель потратил эти деньги. Но нам повезло: мебелью нас обеспечили волонтеры. Они же стали нашими покровителями и стараются помогать, чем могут. Волонтеры предоставили нам велосипеды, дали на полгода бесплатный абонемент в спортзал.

В целом в Германии украинским беженцам помогают достаточно, и пособия в принципе хватает на все, если не жить на широкую ногу. Хотя сама жизнь в Германии довольно дорогая.

В марте почти все беженцы из Украины ехали в Берлин и, наверное, наивно рассчитывали, что им дадут тут жилье. Но получить квартиру в Берлине или других больших городах беженцам нереально. Там расселяют либо по общежитиям, либо в спортзал. Знаю от знакомых, что в Дюссельдорфе беженцы первый месяц прожили в отеле-хостеле с трехразовым питанием, в достаточно хороших условиях. А потом им сказали, мол, все: лавочка закрыта. И поселили всех в спортзал. Спят за шторками, ванна одна на всех. Хотя сначала им сказали, что они смогут находиться в том отеле до конца войны.

Аренду квартиры нам пока оплачивает соцслужба. Как и коммуналку, но минимально: если превышаешь норму потребления, все, что "сверху", оплачиваешь сам. И как долго соцслужба будет покрывать эти расходы на квартиру, непонятно.

Сейчас в центре для беженцев всех направляют на курсы немецкого языка: ходишь бесплатно до декабря, потом должен сдать экзамен на B1 (средний уровень знания языка). Если сдал, получаешь сертификат, и тогда центр может устроить тебя на работу. Если не сдал, учишь язык дальше - но уже за свой счет.

Мы до сих пор не знаем, на протяжении всего ли времени обучения нам будут оплачивать квартиру. Есть слух, что уже на третий месяц, когда появится хоть минимальный уровень знания языка, будут отправлять на работу. В Германии не хотят, чтобы украинцы просто сидели на соцвыплатах. Как только трудоустраиваешься, выплаты снимают. Насколько я знаю, выплаты могут оставить (но не в полном объеме), если зарплата очень низкая.

Выплаты украинским беженцам разные, в зависимости от того, где ты живешь. Первые два месяца, пока мы жили в общежитии, получали 98€ (3 073 гривен) на человека. Теперь, когда мы уже на квартире, нам должны заплатить больше - около 300€ (9 446 гривен). Пока мы эти новые выплаты еще не получали, ждем.

Многие наши живут иллюзиями и думают, что будет легко обустроиться и наладить новую жизнь в ЕС. Некоторые пытаются поступить в университет тут, но в Германии такой колоссальный конкурс, что время ожидания места в вузе может занять 8-10 лет. Реальнее поступить в аналог нашего ПТУ - Ausbildung, когда ты два месяца учишься, а два - работаешь. Работу найти сложно, особенно, если не знаешь немецкого. Пока все беженцы только ходят на языковые курсы, и я не знаю никого, кто бы уже нашел работу тут. Все зарегистрированы в Job-центре, за нами наблюдают, и в любой момент могут сказать: идите на работу. Только вот на какую? Неясно.

Живем мы сейчас в маленьком городке в Нидерзаксен (Нижняя Саксония). Тут 50% населения - пенсионеры-немцы, 50% - мы, беженцы из Украины. К нам уже все привыкли, относятся хорошо. В немецких газетах постоянно пишут об Украине. Их СМИ очень следят за повесткой, все немцы знают, что происходит в нашей стране. Я не замечаю на себе предвзятости и косых взглядов. Хотя, возможно, это потому, что я хорошо знаю немецкий.

Но чувствуется, что уже постепенно силы и желание помогать украинцам в Германии пропадают. В марте, когда мы только приехали, все было для нас: нам дарили подарки, водили в парикмахерские, давали одежду, можно было даже бесплатно сделать солнцезащитные очки в оптике. Сейчас уже ничего этого нет. Из "плюшек" - можно купить очки, но только для зрения и на сумму до 40-50 евро. Общий посыл такой: вам пособие же, мол, платят - сами выкручивайтесь. "Spenden" (пожертвования - Ред.) заканчиваются".

Италия

Антон, живет рядом с Салерно:

"С начала войны мы с семьей находились в Киеве, пока под наш дом не "жахнула" ракета. До Италии мы ехали в автобусе два дня и одну ночь из Тернополя - нас с семьей забрали родственники. Сейчас в области Салерно мы находимся впятером: я, мать, бабушка и двое моих братьев (они подростки непризывного возраста - Ред.).

Люди в Италии не вполне "просвещены" по поводу войны в Украине, они знают только то, что показывают по новостям. На улицах довольно часто можно увидеть украинские флаги: итальянцы все-таки пытаются поддержать нас. Некоторые местные принимают вообще незнакомых им людей, иногда сами предлагают помощь, когда узнают, что ты беженец из Украины. Многие относятся с сочувствием. Есть небольшое количество людей, которые пытаются помочь делом, а есть и такие, которым все равно.

В Италии понимающих местных где-то 40%. Другие либо безразличны, либо пытаются занять нейтральную позицию. Как ни грустно, до начала войны в Италии, наверно, половина населения не знала о существовании Украины. Сейчас, конечно, уже понимают, что Украина и Россия - две совершенно разные страны.

Помогают украинцам в Италии по-разному. Всё зависит от места жительства. Например, в нашем городе в офисе Красного Креста раз в месяц выдают талон, по которому ты можешь взять в любом магазине или супермаркете товары бесплатно (но только жизненно необходимые вещи).

А вот с местными властями здесь, честно говоря, беспорядок. Нам уже почти два месяца не выдают социальную помощь, а мы попросили всего три сим-карты для обучения... Потому что домашнего интернета у нас нет, в Европе с этим проблемы.

Месяц мы пытались оформить все документы и нас гоняли из одного места на другое. В итоге мы сделали массу бесполезных документов перед тем, как наконец-то заполнить то, что нам нужно. Сейчас ожидаем вида на жительство".

Франция

Марина, находится в портовом городе Шербур:

"Уехала я из Украины с подругой и, по сути, из-за неё. Потому что, если бы она не предложила уехать (а ей было не с кем), я бы, наверное, так и осталась в Украине.

Уехали мы изначально во Львов к моей подруге, пробыли там неделю, после этого добрались до Пшемысля в Польше. На вокзале было очень много людей, большая толкучка. Ехали мы в тамбуре.

В Пшемысле очень хорошо встречали беженцев: нас накормили, дали бесплатные сим-карты, помогли чем могли. Там мы попали в центр для беженцев, где украинцы ждут каких-то машин и автобусов, чтобы уехать в другие страны. Спустя день-полтора нам попался волонтер, который привез гуманитарку в этот центр – он сам из Шербура и собирался возвращаться обратно, но не хотел ехать пустой машиной, поэтому предложил желающим место.

Так как мы изначально планировали ехать во Францию (тут живёт подруга моей тёти, а это хоть какой-то "якорь"), мы согласились доехать с ним до Шербура, а дальше, если что, поездом до Парижа.

Мы погрузились в машину, с нами было два французских волонтера и женщина, которая немного говорила по-французски и переводила нам некоторые фразы. Это было авансовое впечатление о Франции, потому что это первые люди оттуда, которых мы встретили. И они были максимально хорошими, вплоть до того, что волонтёр предлагал свои деньги моей подруге, которая их потеряла по дороге.

Женщина, которая ехала с нами, посоветовала не спешить ехать в Париж, предложила побыть немного в Шербуре - вдруг нам понравится.

Франция - очень красивая страна. Ожиданий у меня никаких не было, но самым большим открытием для нас стало то, что в маленьком городке Шербуре очень добрые люди.

Один раз я была в госпитале и почувствовала разницу между французами и украинцами. Например, если ты приносишь не те бумаги, опаздываешь или задаешь глупые вопросы, мы привыкли, что от такого в Украине психуют. Здесь же все максимально терпеливые, не торопятся и помогают. Сложно судить об отношении французов именно к украинским беженцам, потому что люди здесь хорошо относятся ко всем. Я в свою сторону здесь ещё не встречала какого-то грубого отношения, чтобы меня кто-то задел или нахамил.

В целом к украинцам во Франции относятся хорошо. Нам сочувствуют, говорят: "Вы такие молодцы, что не молчите, боретесь, наше сердце с вами".

Что говорят о войне во Франции? Я встречала резко негативное отношение, хотя здесь все очень толерантные и не показывают открытую агрессию - они просто говорят, что не понимают этого, что Путин ужасный человек и так далее. Есть люди, которые стараются эту тему обходить. И третий тип - это те, кто сочувствует, старается всячески помочь, желают Украине победы в войне и радуются вместе с нами даже маленьким победам.

Негативного отношения я к себе не замечала. Даже к тем редким украинцам, которые хотят всего и сразу. Я удивляюсь тому терпению, с которым французы к этому относятся: не грубят, мягко отвечают: "Извините, мы не можем для вас этого сделать". Но, с другой стороны, во Франции очень долгая и сложная бюрократическая волокита. Например, спустя два месяца мы так и не получили материальную помощь.

Беженцам, чем могут, охотно помогают простые люди: едой, вещами, психологически и морально, но само государство - не очень. Франция в этом плане медленная страна. Возможно, она не очень рада беженцам, этого я до сих пор не поняла. Из-за того, что мы попали в маленький городок, здесь максимально уютно, хорошо.

В целом впечатление о французах у меня положительное. Только от медлительности Франции и ее бюрократии немного устаешь. Меня откровенно шокирует, что несмотря на то, что Франция – это страна ЕС, Украина очень во многом шагнула вперед".

Эстония

Арина, живет недалеко от города Силламяэ:

"Из Украины я уехала в начале марта поездом Киев-Варшава. Проезд был бесплатным, в связи с чем была бешеная толкучка, люди спали на полу в коридоре.

По приезду мы сначала зарегистрировались в центре беженцев, после чего нас поселили на пару дней в отель, а потом переселили в храм, где я сейчас и живу. Помимо этого, нам выдали сим-карты на месяц, а также карточку с бесплатным проездом по Таллину. В целом местные достаточно милые люди, помогают во всем, приносят гуманитарку. Есть много гуманитарных центров, разных горячих линий, пунктов приёма.

Сейчас я переезжаю в городок Силламяэ и, так как некоторые города граничат с Россией, здесь достаточно много русских. Периодически с ними сталкиваемся. Они очень недовольны отключением русских каналов в Эстонии и вообще не верят в войну.

В большинстве своем эстонцы искренне не понимают, что на самом деле происходит в Украине. Они живут своей мирной жизнью. Некоторые местные были в шоке и абсолютно точно не понимали, почему я дергаюсь от каждого громкого звука.

В Эстонии каждому беженцу нужно оформить вид на жительство (для украинцев сделали упрощенную процедуру). Это, грубо говоря, внутренний паспорт, без которого практически ничего невозможно сделать.

В государственных учреждениях к украинцам относятся с пониманием, помогают, чем могут. Я получаю месячное пособие. А вот в каких-нибудь ТРЦ или заведениях - уже как повезет, не все настроены позитивно...

Кроме того, не все хотят брать украинцев на работу или сдавать нам квартиру из-за расхождений в политических взглядах - опять же, тут живет много русских и людей с постсоветским мышлением, которым Украина не мила".

Польша

Евгения, находится недалеко от Вроцлава:

"Первое впечатление от поляков и Польши в целом очень хорошее: люди приятные, заботливые. Когда мы приехали сюда три месяца назад, нас радушно встретили на границе. Спрашивали, хотим ли мы есть, на границе стояли огромные тары и прилавки с разными средствами первой надобности и едой. Люди реально подготовились, что будет огромное количество людей, и встречали всех очень добродушно.

Не было какой-то чересчур дружественной атмосферы, поляки относятся к нам именно уважительно, с пониманием, но не с жалостью. Нам они коротко и ясно показали, что, где и как, посадили на автобус, показали, где можно расположиться в пункте для беженцев, уточнили миллион раз, что нам нужно.

Мы поселились в отеле. Сначала мы спрашивали, есть ли какие-то правила по поведению, что нам нужно делать - мыть полы или, может, помогать как-то по гостинице? Нам сказали: "Живите, сколько хотите, а если что-то нужно - говорите". Но где-то через неделю отношения с хозяевами испортились. Нам начали говорить, что мы ничего не делаем, при том, что у нас не было возможности что-то делать в принципе из-за языкового барьера. Плюс на тот момент у нас не было оформленных документов. Тогда мы еще отходили от стресса, так как само понятие войны очень плотно отпечаталось в голове у каждого из нас.

Хозяева на нас конкретно давили за то, что мы якобы ничего не делаем, не ищем работу. Нам было сложно - мы в чужой стране, ничего не знаем. А предварительно мы дали номера своих PESEL (идентификационный номер, дающий право на работу в Польше по принятому для беженцев спецзакону - Ред.) работодателям, нам перезвонили и сказали, что нас не возьмут из-за незнания языка, хотя на собеседовании это не было проблемой.

Поляки не реагируют остро на украинцев. О политике они не особо любят говорить в принципе. Около месяца назад, когда мы ходили по разным соцучреждениям, нас каждый раз спрашивали о том, какая ситуация в Украине, как наши родители и родственники. Однако впечатления, что поляки сильно углублялись в нашу ситуацию, у меня не было. Даже мужчина, у которого мы сейчас живем, не заводит разговор о политике. Он может спросить, как там в Киеве, как там ситуация, мы перекинемся парой слов, и все.

Как европейцы реагируют на нас? У меня и моих друзей негативного опыта не было. В целом в Польше беженцам помогают охотно: предоставляют продукты, гуманитарку. Но сейчас вся эта помощь постепенно идёт на спад".

Австрия

Александра, живет в Вене:

"Сейчас я нахожусь в столице Австрии. Это не первая страна, в которой я побывала после начала войны. Сначала была в Словакии, потом поехала работать в Милан, затем уехала к друзьям в Вену. Здесь живу уже полтора месяца. Плюс я была в Германии и Франции. Так что опыт жизни за время войны у меня есть сразу в нескольких странах.

В Германии и Австрии достаточно хорошо - очень много делается для украинских беженцев. Есть гуманитарные центры, помощь по предоставлению жилья. А вот в Милане таких условий практически не существует - ни выплат, ни жилья. То есть в европейских странах, которые ближе всего к Украине, условия для беженцев лучше всего. По мере отдаления от Украины буквально пропадает все. Например, во Франции нет ни бесплатного проезда, ни льгот - ничего такого для украинцев.

В Вене мне с квартирой помогают друзья. Ещё одни мои знакомые живут в пансионате - там местная власть бесплатно выдавала квартиры для многих украинских семей. А вот в Германии с жильем сложнее. Там, если государство один раз не заплатило хозяевам деньги за то, что они приняли беженцев, наших могут просто выгнать из квартиры.

В основном люди в Европе не понимают, что такое война. Со временем европейцы перестали вспоминать о ней. Угас энтузиазм в сочувствии.

Если честно, мне не нравится позиция европейцев по поводу войны в Украине. Я доказываю, что виноват не только Путин, но и люди в России, которые эту войну поддерживают. А европейцы в ответ защищают русских.

Европейцы очень часто говорят, что "война - это плохо" и прерываются на "но", после которого начинают искать минусы и возможную вину украинцев в произошедшем. Они аргументируют это тем, что в войне виноваты двое. Им пора перестать искать "двойные слои" и называть нас с Россией "братьями".

В Берлине я сталкивалась с фразами а-ля "беженцы набежали". Некоторые люди недовольны количеством приезжих из Украины, повышением цен, вызванным войной. Негативные настроения есть, но в большинстве позитив преобладает.

Более лояльно к нам относятся страны-соседи: Польша, Литва, Латвия, Словакия".

Елизавета, живет в Вене:

"Сюда я приехала в начале марта, спустя несколько недель после начала войны. Из Украины мы уехали с мамой, сестрой и племянницей. Взяли двух собак, чемоданы, детей, себя, попрощались с папой и поехали во Львов. Потом 33 часа мы находились на границе - эта дорога казалась бесконечной. В сумме из Киева до Вены мы добирались четыре дня.

Сначала я жила в семье взрослых итальянцев, им по 40+ лет. Они были очень инициативны в помощи украинцам.

Сейчас я живу у одного швейцара - ему около тридцати лет. Не могу сказать, что ему все равно на происходящее, но, на мой взгляд, он недостаточно понимает масштаб войны и того, что переживают наши люди. Я показывала ему фотографии с нашей поездки на Розовые озера (Херсонская область) и рассказала, что сегодня там происходят ужасные вещи. На что он мне ответил: "Ты не переживай, мы туда приедем, и всё исправим".

Ощущение, будто у некоторых европейцев не было каких-то серьезных неурядиц, они живут в своём мире в розовых очках и не придают нашим проблемам особого значения.

Правила в Австрии не очень сложные. Когда ты приезжаешь, нужно пойти в "Австрия центр" - это международный центр, где необходимо заполнить документы. Плюс нужно заселиться в квартиру и обязательно иметь прописку, потому что без неё тебе не дадут "голубую карту", а это аналог местного паспорта. И только с пропиской тебе могут давать выплаты на еду - это 100 евро на ребенка и 215 евро на взрослого.

В целом австрийцы к нам очень хорошо относятся, им не все равно на войну, но они не осознают масштаб катастрофы".

Чехия

Елизавета, живет в Праге:

"Первые впечатления были очень смешанными, так как на третий день пребывания здесь у меня украли кошелёк, в котором были все мои деньги – его так и не вернули. Сейчас я записалась на языковые курсы, где учатся украинцы, россияне, белорусы, казахи, киргизы, узбеки. У всех отношение к войне разное.

Сами чехи по большей мере отзывчивые, все прекрасно понимают, помогают нам, чем могут. Хотя есть и те, кто говорит, мол, зачем вы их сюда пустили и даёте им деньги из наших налогов.

В самой Праге проходило уже множество митингов, на которые выходили как украинцы с чехами, так и граждане Беларуси, Казахстана и другие. Чехи понимают все ужасы войны, готовы поддержать и выслушать.

Многие чехи были удивлены рефлексам, которые появились у нас после войны. Мне очень запомнилось, когда волонтеры сверлили стену, чтобы повесить полочки, а одна женщина испугалась громких звуков и начала паниковать. Но местные отзывчиво отнеслись к этому, успокаивали ее.

А после того, как Украина победила на Евровидении, мне чехи говорили: "После малой победы идёт большая, так что все будет Украина".

Из документов в Чехии нужны загранпаспорт и желательно обычный паспорт. С помощью паспорта делают специальную визу на год, а ее потом, по желанию, можно продлить. С ней также можно передвигаться по другим странам Евросоюза и она на какое-то время даёт бесплатный проезд в общественном транспорте.

Помощь украинским беженцам выплачивают ежемесячно в сумме 5 тысяч крон (6 340 гривен), наличкой либо на карту, которую тут можно оформить.

На данный момент я бесплатно живу в квартире - хозяину за меня платит государство. Мы с ним просто договорились, что делаем в ней ремонт, а материалы он поможет оплатить. Более того, он разрешил жить с животными, а у нас их много.

С работой здесь мне помогла местная благотворительная организация. Теперь я работаю баристой пару раз в неделю и параллельно учу язык".

Нидерланды

Елизавета, находится в Роттердаме:

"Я выехала из Украины 26 февраля. С первого дня войны мы с семьей двое суток стояли на границе с Польшей, были огромные пробки. Я чувствовала себя животным, заточенным в клетке: не могла помыться и почистить зубы несколько дней. На заправках еда и вода заканчивалась, потому что ее не поставляли, бензин тоже.

Когда мы с семьей ехали на машине из Киева на границу, то застали много аварий: люди на нервах в попытках спастись невольно создавали аварийные ситуации. Никогда в жизни до этого я не испытывала настолько сильного животного страха смерти, он парализовал меня.

Ожиданий о странах ЕС у меня изначально никаких не было, я даже не думала об этом. Единственная мысль, которая меня не покидала, это спастись, покинуть территорию под обстрелами.

Сейчас я живу в Роттердаме - это уже четвертый нидерландский город за период войны. Здесь много молодых людей, я искренне ощущаю их сочувствие. Хоть Нидерланды и далеко находятся от Украины, люди тут переживают за нас.

Весь этот период мы живем у волонтёров, они предлагают свои квартиры с хорошими условиями, пока сами в разъездах. Я не могу ручаться и отвечать за всех людей, особенно старшего поколения, ведь именно эта возрастная категория чаще придерживается консервативных взглядов.

Людей, которые предоставили нам квартиру, мы нашли через Фейсбук, разметили пост и нам сами написали. Они помогают нам искать жилье дальше, разрешают брать любые продукты/средства гигиены у них дома, никак не беспокоят и не поднимают тему войны.

Европа, особенно центральные города Нидерландов, такие как Амстердам, Утрехт, Роттердам и прочие с населением около 1 млн людей, имеют кризис жилья. Здесь нет тенденции строить высотные здания, как новые ЖК в Украине. Средняя высота квартирного дома - это 3-6 этажей. Минимальная цена квартиры 1000-1200€ (31 370 - 37 644 гривен) без коммунальных услуг. Чтобы снять квартиру, зарплата должна быть минимум в три раза больше цены самих апартаментов, то есть около 3000€ (94 110 гривен).

Помимо этого, для официальной аренды квартиры нужен BSN номер, который есть у каждого жителя Нидерландов. Этот номер можно получить в Gemeete (муниципалитет). Но чтобы его получить, нужно предварительно зарегистрироваться. Для этого украинскому беженцу нужно, чтобы местный человек прописал его у себя в квартире, что не так просто, так как в одной квартире могут быть прописано максимум два человека.

С марта по середину мая на территории Нидерландов украинцам можно было ездить на междугородних поездах бесплатно, просто показывая документы. Иногда у нас их даже не спрашивали, мы просто говорили, что из Украины, и нас сразу без вопросов пропускали. Сейчас бесплатно ездить можно только по территории города, то есть на автобусе/трамвае, но не на междугородних поездах - теперь они платные. Средняя цена билета 10€ (313,72 гривен), что достаточно мало для высоких зарплат местных.

Государство дает украинским беженцем финансовую помощь в размере 500€ (15 686 гривен) в месяц на человека. В Нидерландах бюрократия не такая сильная, как в Германии, также тут меньше очереди или их вообще нет.

В целом нидерландцы поддерживают украинцев. Многие из них открыто выступают против России и верят в нашу победу".

strana.news

Добавить комментарий
Комментарии доступны в наших Telegram и instagram.
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив