Появилась стенограмма последнего перед войной разговора Путина и Макрона

Появилась стенограмма последнего перед войной разговора Путина и Макрона

Появилась стенограмма последнего перед войной разговора Путина и Макрона

В преддверии полномасштабного вторжения в Украину, 20 февраля, российский президент Путин и президент Франции Эмманюэль Макрон провели телефонный разговор. Во время этого разговора Путин призвал "надавить" на Зеленского, чтобы Украина начала прямые переговоры с боевиками «Л/ДНР», тогда как Макрон пытался уговорить его провести еще одну встречу с президентом США Джо Байденом.

Стенограмму разговора обнародовали совместно издания AFP и Le Temps. Этот разговор появится в документальном фильме о заслугах Елисейского дворца, который будет показан 30 июня.

Бабель публикует перевод стенограммы разговора Путина и Макрона.

Эммануэль Макрон: После нашего последнего разговора напряженность продолжает расти. Ты знаешь мое расположение к диалогу и решимость его продолжать. Сначала я хотел бы узнать твое видение ситуации, а потом скажи мне прямо, как мы это оба делаем, каковы твои намерения. Затем я хочу понять, есть ли еще какие-нибудь разумные действия, которые можно предпринять, и что я могу еще предложить.

Владимир Путин: Что я еще могу сказать? Ты сам видишь, что происходит. Ты и канцлер Шольц сказали мне, что Зеленский готов сделать жест, что он подготовил проект закона для имплементации Минских соглашений. […] По факту наш дорогой коллега господин Зеленский ничего не делает. Он лжет вам. […] Я не знаю, слышал ли ты его вчерашнее заявление, что Украина должна иметь доступ к ядерному оружию. 

В этот момент дипломатический советник Макрона Эммануэль Бонн говорит: «Нет, это не так, чушь».

Я тоже слышал твои комментарии на пресс-конференции в Киеве 8 февраля. Ты сказал, что Минские соглашения должны быть пересмотрены, цитирую, «чтобы их можно было применить».

Советники Макрона разговаривают между собой: «Нет, он этого не говорил», «Я скажу ему, чтобы он не переходил с ним в подробную дискуссию». 

Макрон: Владимир, во-первых, я никогда не говорил, что Минские соглашения должны быть пересмотрены. Я этого не говорил ни в Берлине, ни в Киеве, ни в Париже. Я сказал, что они должны быть приняты, а их положения должны соблюдаться. У меня совсем другое представление о событиях последних дней.

Путин: Послушай, Эммануэль, я не понимаю, в чем ваша проблема с сепаратистами. По крайней мере, они сделали все необходимое, по нашему требованию, чтобы начать конструктивный диалог с украинскими властями.

Макрон: Относительно того, что ты сказал, Владимир, несколько замечаний. Во-первых, Минские соглашения являются диалогом с вами, в этом ты абсолютно прав. В этом контексте не предполагалось, что основой обсуждения станет документ, предоставленный сепаратистами. Итак, когда твой переговорщик пытается заставить украинцев обсуждать сепаратистскую «дорожную карту», ​​он проявляет неуважение к Минским соглашениям. Сепаратисты — не те, кто будет вносить предложения по [изменению] украинских законов.

Путин: Конечно, у нас очень разное видение ситуации. Во время нашего прошлого разговора я напомнил тебе и даже прочитал статьи 9, 11 и 12 Минских соглашений.

Макрон: Они у меня перед глазами! Там четко написано, что предложение Украины должно быть согласовано с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках трехсторонней встречи. Это именно то, что мы предлагаем сделать. Так что я не знаю, где твой юрист изучал право. Я просто смотрю на эти тексты и стараюсь их применить! И я не знаю, какой юрист мог тебе сказать, что в суверенном государстве тексты законов составляют сепаратистские группы, а не демократически избранная власть.
 
Путин (раздраженным тоном): Это не демократически избранное правительство. Они пришли к власти в результате переворота, там люди горели живьем, это была кровавая баня, и Зеленский — один из тех, кто несет за это ответственность. Послушай меня внимательно: принцип диалога состоит в том, чтобы учитывать интересы другой стороны. Предложение существует, сепаратисты, как ты их называешь, направили его украинцам, но не получили ответа. Где здесь диалог?

Макрон: Но это потому, как я тебе говорил, что нас не интересуют предложения сепаратистов. Мы просим, чтобы они отвечали на предложения украинцев, и все должно быть сделано таким образом, поскольку это закон! То, что ты только что сказал, вызывает сомнения, насколько ты готов придерживаться Минских соглашений, если, по твоему мнению, тебе приходится иметь дело с нелегитимными властями террористов.

Путин (очень раздражен): Послушай меня внимательно. Ты меня слышишь? Я снова повторю. Сепаратисты, как ты их называешь, отреагировали на предложения украинской власти. Они ответили, но эта же власть не следовала их примеру.

Макрон: Да, окей. На основании их ответа на предложения Украины я предлагаю, чтобы мы требовали от всех сторон провести встречу в рамках рабочей группы и продолжили двигаться вперед. Уже завтра можно попросить, чтобы эта работа была сделана, и потребовать от всех заинтересованных сторон отказаться от политики «пустого кресла». Однако последние пару дней сепаратисты не выражали желания вступать в эту дискуссию. Я немедленно потребую этого от Зеленского. Мы договорились? Если да, то я начну и завтра потребую устроить встречу.

Путин: Давай договоримся, как только мы закончим наш разговор, я изучу эти предложения. Но сначала надо было давить на украинцев, только никто не хотел этого делать.

Макрон: Нет, я делаю все возможное, чтобы подтолкнуть их, ты хорошо это знаешь.

Путин: Знаю, но, к сожалению, это неэффективно. 

Макрон: Мне нужно, чтобы ты мне немного помог. Ситуация на линии столкновения очень напряженная. Я действительно вчера звонил Зеленскому и призвал его к покою. Я снова ему скажу, что всем надо успокоиться: успокоить людей в социальных сетях, успокоить армию Украины. Но что я еще вижу, ты можешь призвать успокоиться свои войска, которые почти заняли позиции. Вчера было много обстрелов. Что ты скажешь — как будут развиваться военные учения?

Путин: Учения идут по плану.

Макрон: То есть сегодня вечером они закончатся, да?

Путин: Да, пожалуй, сегодня, но мы точно оставим войска на границе, пока ситуация на Донбассе не разрешится. Решение будет принято после обсуждения с министерствами обороны и иностранных дел.

Макрон: Хорошо. Владимир, я скажу тебе откровенно, для меня первостепенная задача — вернуть обсуждение в правильное русло и снизить уровень напряженности. И мне важно, и я действительно прошу тебя об этом, чтобы мы удержали ситуацию под контролем. Сейчас это самое главное. И я очень рассчитываю на тебя. Не поддавайся провокациям, какие бы они ни были в последующие часы и дни. Я хотел сделать тебе два очень конкретных предложения. Первое — в ближайшие несколько дней организовать в Женеве встречу между тобой и президентом Байденом. Я разговаривал с ним в пятницу вечером и спросил, могу ли я сделать это предложение. Он попросил передать тебе, что он готов. Президент Байден также обдумывал способы деэскалации ситуации, чтобы при этом учесть твои требования и четко подойти к вопросу НАТО и Украины. Назови дату, которая тебе подходит. 

Путин: Спасибо, Эммануэль. Для меня всегда большое удовольствие и большая честь говорить с твоими европейскими коллегами, как и с Соединенными Штатами. И мне всегда очень приятно говорить с тобой, потому что у нас есть доверительные отношения. Итак, Эммануэль, я предлагаю все переиграть. Прежде всего, нужно заранее подготовить эту встречу. Только после этого мы сможем говорить — иначе если мы придем так, чтобы поговорить обо всем и ни о чем, нас все просто осудят.

Макрон: Но можно ли сегодня сказать, по итогам этих обсуждений, что мы договорились? Я хотел бы получить от тебя ясный ответ. Я понимаю твое нежелание называть дату, но готов ли ты забежать вперед и сказать: «Я хочу провести двустороннюю встречу с американцами, а потом расширенную с европейцами». Или нет?

Путин: Это предложение, которое заслуживает внимания, и если ты хочешь, чтобы мы его хорошо сформулировали, то я предлагаю поручить нашим советникам созвониться по телефону, чтобы договориться […] Но в целом я согласен.

Макрон: Отлично, ты подтвердил, что вообще согласен. Я предлагаю нашим сотрудникам […] попробовать подготовить совместное заявление, вроде пресс-релиза по итогам этого разговора.

Путин: Честно говоря, я собирался поиграть в хоккей. Говорю с тобой из спортзала перед тренировкой. Но сначала я позвоню своим советникам.

Макрон: В любом случае, спасибо тебе, Владимир. Будем на связи. Как что-нибудь прояснится — звони мне.

Путин (на французском): Спасибо вам, господин президент.

Добавить комментарий
Комментарии доступны в наших Telegram и instagram.
Новости
Архив
Новости
Архив