Картина поражения, которого Байден так хотел избежать

16.08.2021 в 22:47
Картина поражения, которого Байден так хотел избежать

Картина поражения, которого Байден так хотел избежать

Справедливо это или нет, но президент Байден войдет в историю как руководитель, при котором американский эксперимент в Афганистане подошел к унизительному завершению

Наверное, среди современных президентов редко можно встретить таких незадачливых, как нынешний американский главнокомандующий, которому еще долго будут припоминать слова, сказанные им всего пять недель тому назад: «Ни при каких обстоятельств вы не увидите, чтобы людей забирали с крыши посольства США в Афганистане».

А потом он выкопал себе яму еще глубже, заявив: «Крайне низка вероятность того, что „Талибан" захватит все и овладеет всей страной».

В воскресенье по телевидению транслировали срочную эвакуацию американских гражданских служащих и сотрудников посольства из Кабула, показывая как раз ту самую картину, которой Байден со своими помощниками во время недавних заседаний в Овальном кабинете решил избежать. Правда, эвакуацию осуществляли не с крыши посольства, а с вертолетной площадки, находящейся рядом. Сейчас, когда афганское правительство с умопомрачительной скоростью пало, талибы наверняка установят полный контроль над страной к 11 сентября, когда мы будем отмечать 20-ю годовщину памятных терактов.

Справедливо это или нет, но Байден войдет в историю как президент, при котором американский эксперимент в Афганистане подошел к назревавшему долгое время унизительному завершению. Семь месяцев пребывания у власти его администрация вроде бы демонстрировала остро необходимую компетентность, вакцинировав более 70% взрослого населения, добившись резкого роста занятости и немалых успехов на пути принятия подготовленного обеими партиями законопроекта об инфраструктуре. Однако события последних дней в Афганистане вдребезги разбили этот образ компетентности.

Даже многочисленные союзники Байдена, которые считают, что он поступил правильно, решив выйти из войны, в которой Америка не могла победить, и которая уже не соответствовала ее национальным интересам, и те признают, что в процессе вывода войск он допустил ряд серьезных ошибок. Вопрос в том, насколько мощным будет политический ущерб. Какова будет реакция американцев, которые на предвыборных митингах в 2020 году аплодировали и президенту Дональду Трампу, и Байдену, когда те обещали уйти из Афганистана? Пожмут ли они равнодушно плечами, скажут ли, что войну в любом случае надо было заканчивать, пусть даже это будет плохой конец?

Байден знал, каковы будут риски. Он часто подчеркивал, что опыта внешнеполитической деятельности у него больше, чем у любого президента последних десятилетий со времен Дуайта Эйзенхауэра. Проводя этой весной совещания на тему предстоящего ухода американцев, Байден говорил помощникам, что очень важно не допустить той знакомой всему миру картины, когда американцы и вьетнамцы взбирались по лестнице в вертолет, севший на крышу неподалеку от американского посольства в Сайгоне во время срочной эвакуации в 1975 году, когда в город входили войска Вьетконга.

Они решили, что датой окончательного ухода американцев станет 11 сентября. Но Байден с помощниками не сумели вовремя вывезти из страны переводчиков и других людей, которые помогали американским военным, и погрязли в бумажной работе. Не было надежного механизма, позволяющего подрядчикам поддерживать боеспособность афганских ВВС, в то время как американцы готовились к убытию. В конце июня Байден говорил о плане обеспечения «загоризонтной поддержки» афганских войск в случае возникновения угрозы для Кабула. Но проработать этот план не успели, и афганская армия развалилась.

По словам помощников Байдена, они думали, что времени в запасе у них предостаточно, полтора года или около того. Причиной тому — оценки разведки, очень сильно переоценившей способности афганской армии, которая попросту распалась; причем разбегались афганские военные зачастую еще до того, как начиналась стрельба. 8 июля Байден заявил, что не надо беспокоиться по поводу неминуемого захвата власти талибами, и подчеркнул, что по степени обученности и боеспособности талибы «безнадежно уступают» силам безопасности Афганистана. Теперь-то он знает, что недостаток боеспособности они с лихвой компенсировали своей стратегией, решимостью и натиском.

«Надо извлечь уроки из того, как разные администрации действовали в Афганистане от начала до конца. Мы должны отдать должное военным и прочим американцам, который с риском для жизни затыкали дыры. Эти уроки должны помочь в принятии будущих решений», — заявила Мишель Флурной, которая при Обаме была человеком № 3 в Пентагоне и стала одним из основных претендентов на должность министра обороны при Байдене.

«Вопрос к администрации Байдена заключается в том, достаточно ли было планов на случай чрезвычайных обстоятельств, чтобы можно было продолжать важнейшие контртеррористические операции; выполняем ли мы свои обязательства перед помогавшими нам афганцами; уменьшаем ли связанные с уходом риски; продолжаем ли оказывать поддержку афганской армии».

Даже самые опытные специалисты по Южной Азии, такие как отставной дипломат Райан Крокер, который при президенте Бараке Обаме работал послом в Афганистане, а при президенте Джордже Буше — послом в Ираке, — даже они полагали, что времени будет больше.

«Продолжительная гражданская война, если откровенно, является более вероятным сценарием, чем молниеносный захват всей страны талибами», — сказал он неделю назад, выступая в программе Эй-Би-Си «На этой неделе». Далее Крокер заявил, что Байдену достались в наследство все обязательства президента Трампа по уходу из Афганистана. «Он за это отвечает, — сказал дипломат. — И я думаю, это уже стало несмываемым пятном на его президентстве».

В воскресенье Байден хранил молчание. Белый дом опубликовал его фотографию, сделанную во время брифинга в Кэмп-Дэвиде. На снимке президент казался одиноким, хотя его помощники излучали улыбки. И именно ему пришлось объяснять, почему он в июле считал, что афганские войска будут упорно сопротивляться.

Естественно, республиканцы тут же ухватились за снимки эвакуации американцев и за информацию о том, что президент страны Ашраф Гани бежал, не подготовив план передачи власти, и не заключив с «Талибаном» соглашение об управлении страной в будущем, которое в свое время предусматривала администрация Трампа.

У некоторых республиканцев короткая память. Многие подбадривали президента Джорджа Буша, когда тот приказал осуществить вторжение в Афганистан и разгромить «Аль-Каиду». Они соглашались, когда он ставил все новые цели: отправить девочек в школу, построить образцовую демократию, создать из афганской армии миниатюрную версию вооруженных сил США, пусть даже такая модель ни в коей мере не подходила этой стране.

Они аплодировали, когда Буш в своей второй инаугурационной речи в 2005 году объявил, что новой миссией для США станет продвижение демократии по всему миру. Прошло еще 10 лет, и они снова начали аплодировать — на сей раз Трампу, который заявил, что Америка выберется из войн, в которых невозможно победить. А в воскресенье они решительно осудили Байдена, который как раз и осуществлял эту стратегию.

«Я считаю, что это полный провал», — заявил в воскресенье Си-Эн-Эн член палаты представителей из Техаса Майкл Маккол, признавший, что Афганистан вернется в то состояние, в каком он находился до 11 сентября, став рассадником терроризма. Госсекретарь Энтони Блинкен возразил ему, сказав, что Соединенные Штаты сегодня умеют вычислять, выслеживать и уничтожать террористов намного лучше, чем 20 лет назад.

Однако Маккол, являющийся главным республиканцем в комитете палаты представителей по иностранным делам, как будто отрабатывал темы для следующего избирательного сезона, когда сказал о Байдене: «Он мог это предусмотреть. Он мог подготовить стратегию на этот случай».

Теперь же, сказал Маккол, «никакой стратегии нет, а есть только поспешное бегство в аэропорт и эвакуация людей — столько, сколько возможно».

На самом деле, стратегия есть. Но это не та стратегия, о которой Байден сможет легко объявить на фоне царящего в Кабуле хаоса. По его мнению, за те годы, когда Америка переформатировала свою внешнюю политику в ответ на атаки 11 сентября, Китай сумел усилиться. Россия получила возможность осуществлять подрывные действия, а Иран с Северной Кореей сосредоточились на своих ядерных планах. Уход из Афганистана — это часть более масштабных усилий, имеющих целью сосредоточиться на ключевых стратегических вызовах и на новых угрозах от киберпространства до открытого космоса. Но на этой неделе появились доказательства того, что прошлое на самом деле никогда не уходит в прошлое.

Защищаясь от критиков, обвиняющих администрацию в недостаточно оперативных действиях в Афганистане, она признает, что темпы краха стали для нее неожиданностью, однако настаивает, что планы у нее были. Пресс-секретарь Пентагона Джон Керби заявил, что репетицию эвакуации проводили еще в мае, и что базирующиеся на Иводзиме морские пехотинцы были готовы к вылету в Кабул.

«Почему мы отреагировали так быстро в последние дни? Потому что были готовы к такой чрезвычайной ситуации», — сказал Керби.

Однако слова самого Байдена предельно четко указывают на его уверенность, что такой день наступит еще очень нескоро, если наступит вообще. Он неоднократно говорил, что не сожалеет о принятом решении, и не будет ни в чем виноват, если талибы захватят власть. Отчасти он объяснял это тем, что именно Трамп в феврале 2020 года назначил дату полного вывода американских войск на 1 мая 2021 года. (И хотя Байден продлил сроки вывода до 11 сентября, почти все американские войска покинули Афганистан к началу июля.)

В субботу Байден заявил, что в результате договоренности между Трампом и «Талибаном» их силы «максимально окрепли в военном плане с 2001 года», а ему пришлось соблюдать сроки вывода американских войск.

Блинкен в воскресенье попытался уйти от вопросов о том, почему афганских переводчиков и прочих союзников американских военных не вывезли раньше, чтобы они не опасались мести талибов. Его также спросили, почему из посольства в Кабуле заранее не вывезли максимальное количество сотрудников, хотя на этом настаивал Пентагон.

«Неспособность афганских сил безопасности защитить свою страну сыграла очень серьезную роль», — заявил Блинкен в воскресенье, выступая в программе Эн-Би-Си «Встреча с прессой».

Все верно. Но именно Байдена запомнят как человека, очень сильно переоценившего силу афганской армии и действовавшего недостаточно быстро, когда стало ясно, что разработанные им сценарии ошибочны.

The New York Times, США

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
Комментарии (13)
Показать комментарии
Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив