«Главными оппонентами мэра Сенкевича являются сами горожане», - Владислав Чайка. Часть 2

02.06.2021 в 21:07
«Главными оппонентами мэра Сенкевича являются сами горожане», - Владислав Чайка. Часть 2

«Главными оппонентами мэра Сенкевича являются сами горожане», - Владислав Чайка. Часть 2

Начало интервью читайте ЗДЕСЬ.

 

«Заводятся компании, подконтрольные городской власти»

 

- А какие у Вас лично отношения с городским головой? Складывается впечатление, что, несмотря на то, что выборы закончились, он достаточно неприязненно к Вам относится — видимо, до сих пор видит в Вас конкурента. Так ли это?

- Это его личное видение. Я не могу это комментировать — моя фамилия не Сенкевич.

- Многие считают, что сегодня Вы остались фактически единственным оппонентом действующего городского головы. Причем не только в депутатском корпусе, но и во всем николаевском политикуме — остальные либо, как это принято сейчас говорить, «слились под мэра», либо их интересы ограничиваются только «шкурными» темами. Насколько Вы согласны с такими утверждениями?

- Думаю, это преувеличение. Я действительно являюсь последовательным оппонентом Сенкевича и ни от кого этого не скрываю. Это вытекает не из каких-то интересов, а из того, что у нас с ним диаметрально противоположные позиции относительно фундаментальных вопросов, касающихся стратегии развития города, определения приоритетов, методов управления и т. д.

Но оппонентов у действующего мэра значительно больше. Даже в том же городском совете, который в целом подконтролен Сенкевичу, есть депутаты, которые категорически не согласны со многим из того, что он делает. Просто пока у них не хватает ни опыта, ни политической воли, чтобы отстаивать свою точку зрения. Пройдет год-два — и вы увидите, что ситуация изменится, у многих «прорежется голос». Но главными оппонентами мэра, по моему глубокому убеждению, являются сами горожане. С кем бы сегодня я ни говорил о нашем градоначальнике, почти всегда слышу: «Я за него не голосовал!». Такой ответ показывает истинное положение вещей лучше любых рейтингов.

- А это сказывается, кроме личных отношений, на каких-то других сферах? Например, в профессиональной Вашей деятельности?

- Ну, конечно. Постоянно чувствуется «пристальный взгляд», пресс городской власти. Я работаю в сфере ЖКХ, участвую в тендерах по уборке города. И вижу, как заводятся компании, которые подконтрольны городской власти, как заставляют глав администраций районов нарушать закон, не подписывать договоры с неугодными компаниями, хотя тендеры они выиграли и все условия, которые им выставлялись, выполняли. Поэтому сложности, конечно же, есть. Мне жаль работников компаний, которые могут потерять работу, и горожан, которые из-за амбиций городской власти живут в мусоре и грязи. К большому сожалению, все чаще слышу от людей, посещающих наш город, неприятную мне как горожанину характеристику Николаева - «серый город».

- А можете назвать самые вопиющие примеры, когда вы выиграли тендер, а у вас его пытаются отнять?

- Да много чего пытаются отнять. Например, тендеры в Ингульском, Центральном районах, где мы осуществляли покос травы, уборку территорий парков и скверов. У нас есть ЖЭКи (сейчас это уже управляющие компании), которые могут выполнять эти работы. Вы знаете, что квартплату в 100%-ном объеме никто никогда не платил. И за счет того, что мы участвовали в тендерах и оказывали дополнительные услуги, мы имели возможность зарабатывать и покрывать эти недоплаты, не ставя вопрос о повышении квартплаты.

- То есть в прошлые годы Вы выигрывали эти тендеры?

- В прошлые годы выигрывали, и претензий к нам не было. А теперь вдруг, после того как я пошел на выборы и стал главным оппонентом Сенкевича, нам начали препятствовать в коммерческой деятельности… Ну, это такие «детские игры». Правоохранительные органы сейчас занимаются этими тендерами и тендерными комитетами. И если нашему мэру опять удастся уйти от ответственности, его подчиненные пострадают. Он их подставляет, в первую очередь, и они должны это понимать.

- Говорят, что под эгидой городского головы производятся попытки «подмять под себя» все мало-мальски доходные сферы. Все, где есть живые деньги, стараются забрать себе. Насколько это соответствует действительности?

- Приведу пример. Возможно, вы слышали про «Первую управляющую компанию», которая стала победителем конкурса по управлению жилым фондом КП «Гуртожиток». Она создана буквально в прошлом году. Говорят, там есть человек, который возглавлял партийную организацию «Пропозиции», и он спокойно стал учредителем этой фирмы. Дальше — компания «БризПро», которая подменяет ЖЭК «Бриз» в Заводском районе…

- А что, КП «Гуртожиток» уже нет?

- Есть. Но скоро его постигнет судьба «Пивдня». Вы помните, какой был скандал, когда в Николаев заводили «Мисто для людей» и этой фирме отдали дома, которые обслуживал «Пивдень». Сейчас это предприятие с кучей долгов и в стадии ликвидации уже больше двух лет. Мне кажется, это преступление — довести до такого состояния коммунальное предприятие, которое еще не так давно было одним из самых успешных, работало с прибылью и отмечалось даже на всеукраинском уровне. Такая же история получается с и «Гуртожитком». Сейчас заходит «Первая управляющая компания», забирает у них общежития и дома, которые уже отремонтированы за бюджетные деньги. И все идет к тому, что «Гуртожиток» тоже придется закрывать, что-то делать с его долгами и покрывать их уже из бюджета нашего города. Такая же история с «Бризом», это Заводский район. Все дома, которые подремонтировали, подлатали, забирает «БризПро». Пояснять, откуда такое название, даже не надо — сочетание слов «Бриз» и «Пропозиция» (партия нашего мэра). Сразу видно, откуда ноги растут, и они этого даже не скрывают. Мы с моими управляющими компаниями, прежде чем заключить договоры на оказание услуг и установить тарифы, проводим собрания и решаем, какая будет цена, без жителей мы этого решить не можем. А там все не так. Там хоть и проводится конкурс, но цена, посудите сами — где 6 грн, где 6,35 грн, а в общежитиях и вовсе 5,40 грн за квадратный метр. И выходит, что людей сдали в рабство этим двум компаниям. Ко мне по этому поводу поступает огромное количество жалоб от населения…

 

«Власть делает все для того, чтобы горожане платили не меньше, а больше»

 

- Карантин и локдаун накладывают какой-то отпечаток на работу жилищно-коммунальной сферы?

- Конечно. Третья волна пандемии — это похороны малого и среднего бизнеса. Потому что после первых волн порядка 30% предпринимателей, которые занимались бизнесом, не смогли возобновить свою работу. Третья волна его вообще похоронила. Привилегии отдаются крупному бизнесу. Посмотрите: все торговые точки непродовольственных товаров были закрыты, зато работал «Эпицентр». Кстати, директор департамента внутреннего финансового контроля, надзора и противодействия коррупции Андрей Ермолаев на странице в «Фейсбуке» департамента заявил, что они проверяли строящийся «Эпицентр» на проспекте Богоявленском и установили, что строительные работы ведутся без разрешения, а «Эпицентр» на Херсонском шоссе не введен в эксплуатацию. Маленькие магазинчики были закрыты, зато работали большие. Хотя должно быть наоборот. В больших магазинах люди больше контактируют друг с другом, стоят в очередях, выбирают товары… Там значительно больше риск подхватить вирус. Все это — непродуманная тактика, непродуманная политика введения запретов. Такое ощущение, что это придумывают люди, которые не знают реальной жизни. По транспорту посмотрите, что творилось. Ну, дали же людям пропуска. Понятно, что человек без пропуска не сядет в маршрутку. Воспользоваться общественным транспортом сможет уже меньше людей. Так пускай он работает постоянно. В других городах Украины просто увеличили количество общественного транспорта. Многие люди жаловались, что не успевают за рабочую перевозку доехать до работы и вечером вернуться домой.

- Для многих людей самая острая проблема — это тарифы. Что с ними делать? Как людям выживать? И возможно ли рост тарифов как-то обуздать?

- Есть тарифы, которые не зависят от местных властей — электричество, газ. Здесь влияние местных властей невозможно, но есть депутаты Верховного Совета, избранные от нашего города. Вот перед ними нужно ставить вопросы, чем они там занимаются, почему не защищают интересы своих избирателей.

- Тарифы, устанавливаемые государством, вы назвали. А за какие тарифы ответственна местная власть?

- В первую очередь, это вода, тепло, коммунальные услуги, которые предоставляются коммунальными предприятиями — это зона ответственности городской власти. И возможности для стабилизации тарифов есть. Например, на предприятии «Николаевводоканал» очень большие потери воды. Снижаем потери воды, повышаем энергоэфективность и получаем возможность не повышать тариф. Кстати, прибыль этого предприятия за прошлый год составила более 9 млн. гривен.

Но у местной власти всегда есть возможность влиять не только на размер местных тарифов, но и оказывать помощь людям — например, освобождая определенные категории населения от уплаты тарифов или предоставлять какую-то помощь по их оплате. Я, например, предлагал компенсировать всем жителям города платежи за апрель нынешнего года по воде на основании сумм, уплаченных за воду в апреле 2020 года. Второй пример: когда Владимир Дмитриевич (Чайка) вводил бесплатное детское питание в школах, он этим гордился и говорил, что ребенок из неблагополучной семьи, которому дома нечего есть, побежит в школу, чтобы хотя бы взять эту булочку и выпить стакан молока. Теперь городская власть плату родителей за питание в детских садах подняла на 10%. Для сравнения: в нашей области некоторые общины ввели бесплатное питание вообще для всех учащихся 1-11 классов.

- Это кто так сделал?

- Например, так сделали в Еланецком районе. Понятно, что школьников у нас разное количество. Но и разница в бюджетах велика. И тем не менее они изыскали эти деньги. А у нас даже те школы и детские сады, которые кормят детей самостоятельно, пытаются перетащить под обслуживание КОПа, чтобы городская власть могла еще больше нажиться. Решение ввести бесплатное питание было принято на сессии Еланецкой ОТО. Когда я поинтересовался, почему сессия, а не исполком, они удивились: при чем здесь исполком, это полномочия сессии. А у нас, наверное, другие законы. Я уверен, что решение об отмене бесплатного детского питания никогда бы не прошло через городскую сессию, поэтому и приняли его на заседании исполкома, полностью подконтрольного Сенкевичу.

- А квартплата — это тоже местная власть? И вообще, существует ли регулирование квартплаты, или каждая управляющая кампания свои назначает?

- Ответственные управляющие компании всегда идут к жильцам и согласовывают тарифы с ними, согласно действующему законодательству. А те управляющие компании, которые заводят провластные структуры — идут через конкурс и у них уже цена фиксированная. Они с этой ценой идут на конкурс, они с ней выигрывают и люди уже никак не влияют на ее формирование. В этом случае, квартплата зависит от решений местной власти.

- Городская власть как-то может влиять на квартплату?

- Когда были ЖЭКи, могла — тогда исполком устанавливал тарифы. Теперь делается так: либо жильцы выбирают себе управляющую компанию и тарифы они обязаны с ними согласовать, иначе от этой компании жильцы откажутся. Но в ряде случаев управляющую компанию назначает департамент ЖКХ, проводя соответствующий конкурс. И почти всегда выигрывает именно та компания, которая предлагает самый высокий тариф. Мы выставляем самую низкую цену. Но когда идем на конкурс, не выигрываем. Находятся различные замечания, надуманные причины… Такая сейчас политика у городской власти — она не стремится создать условия, при которых горожане будут меньше платить. Наоборот — все делается для того, чтобы горожане платили больше.

 

«Больше всего воруют на ямочном ремонте»

 

- Дорожная проблема. Из года в год у нас твердят о новых технологиях, но все они сводятся к одному: ямочный ремонт со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как сделать так, чтобы решить проблему хотя бы на главных городских магистралях?

- Все очень просто. В городе нет четкого понимания по схеме движения транспорта. Есть дороги, которые перегружены, а есть такие, которые мало используются. Нет схемы движения грузового транспорта. Сколько мы уже слышим о необходимости ремонта улицы Новозаводской с выходом на Турбиную и дальше по Космонавтов на Железнодорожную и в порт. Даже якобы деньги выделяли на проект — и ничего. Этот проект важен для города, он снимет целый ворох транспортных проблем. Вторая проблема — это сети, коммуникации под дорогами. Здесь мы возвращаемся к вопросу, как уменьшить тарифы на тепло. Один раз нужно заменить трубы, которые проходят по улице Чигрина и которые в одном и том же месте латают не по одному разу. Один раз потратить деньги, но все заменить. И тариф, во-первых, уменьшится на то же тепло — мы не будем разрывать улицы так, как это происходит у нас на Московской. Надо сделать так, как в свое время Владимир Дмитриевич сделал на 3-й Слободской. Там между проспектом Ленина и Чкалова тоже постоянно рыли. Один раз заменили трубы — и уже многие годы никто ничего не роет.

- Когда вскрывают часть дорожного покрытия, чтобы ремонтировать коммуникации — это одно дело. Но тот же проспект Центральный нечасто роют ради ремонта коммуникаций. И, тем не менее, на нем все время появляются ямы. Недавно напротив «Кобзаря» образовалась такая яма, что более десяти машин за один вечер порвали шины.

- Это же выгодно власти. Ямочный ремонт никогда в жизни нельзя посчитать. На ямочном ремонте как раз и воруется больше всего денег. Помните, как у нас в свое время сделали по новым технологиям ту же улицу Никольскую? Один раз сделали — и забыли. Должна быть городская программа по ремонту и содержанию дорог, в которой прописать первоочередные задачи: в этом году капитально вкладываем деньги в этот участок, ремонтируем эту улицу, на следующий год — вот этот участок и вот эта дорога. И никто не задавал бы лишних вопросов: все было бы четко расписано, когда и на каком участке будет производиться ремонт, и потихоньку все дороги нашего города были бы приведены в порядок. Сейчас есть новые технологии, которых не было 10-15 лет назад. Нужно их использовать. Отдельная тема — это ремонт проездов во дворах. Сначала делается ямочный ремонт, потом его срезают и делают капитальный ремонт, закрыв при этом «ливневку». Когда пройдет дождь — во дворе озеро. У меня много жалоб наших горожан по таким вопросам.

- Почему такими черепашьими темпами идет  как "реконструкция" перекрестка на Карпенко-Крылова?

- Это вообще уникальная тема и уникальное место. Никто никуда не спешит. Да и проект, судя по всему, завышен по стоимости. Поэтому там все «нормально».

- То есть, пока воруют, дорог не будет?

- Абсолютно верно. Но главная проблема в том, что нет программы. Была бы программа, мы бы видели: в этом году делаем вот это и вот это. Сделали — отчитались. Все бы было понятно. И при таком подходе воровать было бы сложнее, потому что был бы контроль депутатский и общественный.

- Но давайте уже тогда поговорим о темпах и добросовестности выполнения этих работ. Расписать-то можно много чего, но при этом ничего не делать. В Николаеве есть два объекта, которые стали уже анекдотами. Это реконструкция перекрестка Крылова-Карпенко — уже пошел второй год. И ведь ничего существенно не поменялось. Поставили заборчик, выложили плиткой и немножко расширили проезжую часть. Все это делается уже второй год и до сих пор не закончено. Второй — реконструкция канализации по улице Малой Морской. Улица достаточно важная в плане транспорта, она разгружала очень загруженные параллельные с ней улицы Московскую и Садовую. Сейчас Малая Морская уже больше года «выведена из оборота», по ней фактически никто не ездит. Это нормально — такими темпами вести работы?

- Помните, у нас была инспекция по благоустройству? Это была как раз ее зона ответственности. Одним из пунктов моей избирательной программы было восстановление этой инспекции. Алгоритм ее работы простой: берется разрешение на работы со сроком действия. Срок может быть продлен, если есть объективные причины — погодные условия и т.д. Но если ты не уложился в этот срок, наступали такие штрафные санкции, что все боялись этой инспекции, как огня. Поэтому у нас тогда и ямы закапывались, и все земляные работы делались вовремя. Судя по количеству разрытий и ограждений вокруг них, складывается впечатление, что это кому-то надо. Может, кто-то в городе цех открыл по изготовлению дорожных ограждений (смеется).

- Те, кто бывал за границей, говорят, что там ремонтные работы на дорогах прводятся очень быстро — день-два, и все. Никто никаких неудобств не испытывает. Такого, чтобы разрыто было годами, невозможно себе и представить.

- Приведу пример: в 2019 году мы летали в Японию для решения вопросов, связанных со строительством объездного моста. Приехали в гостиницу, смотрим — раскопали дорогу. Полдороги огородили, выставили заборчик, остальная часть дороги осталась проезжей. Я еще подумал: о, прямо как у нас! К вечеру они нагнали туда технику, маленьких своих экскаваторов — и рыли, как муравьи. Но утром уже все было сделано. Выходим утром — работы закончены, лежит асфальт и уже нанесена разметка.

 

«У японцев не украдешь»

 

- В значительной мере проблему дорог усугубляет большегрузный транспорт, который идет в порты. И вряд ли в Украине найдется еще хоть один такой областной центр, где бы грузовой транспорт шел прямо через центр города. Из-за этого мало того что дороги разбиваются — транспортная ситуация что на Никольской, что на Пушкинской крайне напряженная, особенно в часы пик. Там постоянные пробки, дорожно-транспортные происшествия, которые вообще зачастую блокируют улицу. Ну, и постоянно эти улицы разрыты. В связи с этим, возникает вопрос: что с этим делать? Нельзя же транспорт не пускать в порты.

- Кроме того, что в порты идет транспорт, у нас за сутки порядка 25 тысяч единиц транзитного транспорта, который идет по нашим мостам. Он весь идет через центр города, потому что проехать из Одессы в Херсон или в сторону Харькова можно только через город Николаев. Вот здесь как раз и требуется объездной мост.

- Какова сейчас ситуация с этим мостом?

- В конце года фирма, которая выиграла тендер по проектированию моста, должна положить проект. То ТЭО (технико-экономическое обоснование), которое передала японская сторона, необходимо привести в соответствие с нашими стандартами и подготовить проект строительства. Как только он у нас будет готов, можно проводить международный конкурс по его строительству и начинать работы. Но теперь все зависит от нашей страны. От нашей способности подготовить необходимые документы. Если сумеем, будет мост, если нет… Япония предупредила, что больше не намерена возвращаться к этому проекту, который тянется практически 20 лет.

- «Наши» - это кто?

- Проектировщики. Они должны к концу года все подготовить, но, по моей информации, работы практически не ведутся. Возможно, что-то измениться в связи со сменой министра инфраструктуры. Не знаю, посмотрим…

- Городская власть каким-то образом этот процесс контролирует? Есть какое-то должностное лицо, которое может позвонить проектировщикам и сказать: «Давайте уже, не тяните». Это же НАШ мост, он НАМ нужен.

- Городская власть никак этот вопрос не контролирует. Заказчиком проекта выступает Служба автомобильных дорог в Николаевской области, у нас есть с ними коммуникация. Городская власть в прошлом выборном году пыталась показать, как она озабоченна мостами. Но после выборов запал пропал. Никому не интересен объездной мост, и пущен на самотек вопрос передачи Варваровского и Ингульского мостов на баланс «Укравтодора».

- А почему? Там нечего украсть?

- У японцев не украдешь. Как они работают? Сначала, создают свою дирекцию по строительству, все финансы идут через них. Они определяют подрядчика и субподрядчиков и полностью контролируют весь процесс. Оно и понятно — это их деньги, это их ответственность за качество работ. Ведь такой мост — это очень сложный объект.

Ну, а кто же тогда сейчас этим занимается?

- Реально занимается только Служба автомобильных дорог в Николаевской области, «Укравтодор», Министерство инфраструктуры. А область и город… Я лично не слышал, чтобы проводились какие-то совещания, встречи, чтобы даже интересовались: может, какие-то проблемы есть. А проблемы там большие — не решен вопрос с землей. Это должны как раз местные власти решать. Да, стало легче, теперь трасса моста идет не по трем районам, а по одному, но вопросы от этого быстрее решаться не стали. На земле, по которой пройдет мост и прилегающие дороги, есть собственники, с которыми надо эти вопросы решать. Что-то нужно выкупать, с кем-то чем-то меняться. И это все должно быть включено в проект на строительство. Но никому до этого, похоже, нет дела. Я не слышал, чтобы были какие-то совещания в последние два года по строительству моста.

- Как бы вы решили проблему большого грузового транспорта, если бы, к примеру, стали мэром? Возможно ли ее решить, учитывая, что Николаев — транзитный город?

- Я предлагал это и раньше: нужна объездная дорога в Корабельный район, капитальный ремонт Новозаводской, что решает вопрос циркуляции машин через город, по перегону. Были хорошие предпроектные разработки по строительству железной дороги от ст. Котлярово в Корабельный район параллельно с автомобильной дорогой. Но еще губернатор Савченко принял решение реконструировать существующую дорогу от Шевченково в Корабельный район. А это мало того, что больше по расстоянию, но не решает вопрос пропуска железнодорожных вагонов.

- Говорят еще о строительстве тоннеля в Корабельном районе, через который пустят большегрузный транспорт. Насколько это реально?

- Тоннель, на проектирование которого уже выделили 100 000 гривен — это бездарно выброшенные деньги. Этот тоннель не решает проблему большегрузного транспорта. К тому же, там сложная геология. Максимум, что решит этот тоннель, это проблему железнодорожного переезда. Да и стоимость проекта, озвученная городской властью, 300 млн. грн — нереальна, хотя проекта еще нет. В 2011 году с этой идеей приходили к моему отцу и называлась цифра 400 млн гривен при долларе 8. Вот и считайте примерную стоимость. А с такими темпами, как у нас сейчас строят, это будет тянуться лет двадцать.

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
Комментарии (11)
Показать комментарии
Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив