Как советский космонавт первым вышел в открытый космос и много раз победил смерть

24.03.2019 в 21:56
Как советский космонавт первым вышел в открытый космос и много раз победил смертьКак советский космонавт первым вышел в открытый космос и много раз победил смерть

Восемнадцатого марта 1965 года Алексей Леонов стал первым человеком, который вышел в открытый космос. Но возвращение на Землю стало для него и его напарника настоящим чудом.

Отец Алексея Леонова расстроился, когда 18 марта 1965 года во время прямой трансляции с российской космической экспедиции увидел, как космонавт свисает с корабля. «Почему он ведет себя как малолетний преступник? Все остальные могут выполнить полет должным образом, внутри космического корабля. Что он делает снаружи? Его нужно за это наказать», — приводятся его слова в книге Леонова «Две стороны Луны».

Леонов-старший тогда не знал, что его сын только что вошел в историю, став первым человеком, вышедшим в открытый космос. Подвиг был частью сверхсекретной миссии, которая помогла бывшему СССР заработать еще одно очко в космической гонке с США в эпоху холодной войны. Это чуть не стоило Леонову жизни.

В честь 54-ой годовщины первого выхода в открытый космос «Принт» разбирает, как Леонов и его коллега-космонавт Павел Беляев несмотря ни на что попали в учебники истории.

Космическая гонка

В 1960-х годах в разгар холодной войны, американцы собирались отправиться на Луну. Для обозначения действий, которые астронавты должны были выполнять на поверхности Луны, НАСА стало использовать термин «выход в открытый космос».
Стремясь обойти НАСА, Советский Союз быстро модифицировал космический корабль, на борту которого Юрий Гагарин впервые в истории отправился в космос, для того чтобы из многоместного «Восхода» можно было выходить в отрытый космос

Именно на борту космического корабля «Восход» Леонов и Беляев наконец отправились в космос в экспедицию под названием «Восход-2». Несмотря на интенсивную 18-месячную подготовку двух космонавтов, во время выхода в открытый космос кое-что пошло не так, и космонавты подверглись смертельной опасности. Широкая общественность не знала этих деталей еще несколько десятилетий.

Чуть не задохнулся в космосе

В ночь перед запуском Леонов почти не спал. Тогда к ним подсоединили приборы, которые должны были отслеживать их сон. В 2017 году в разговоре с изданием "Еуропиан бизнесс ревью" (European Business Review) Леонов рассказал, что в ту ночь он чувствовал себя тревожно из-за приборов, хотя с радостью предвкушал, как будет ночевать на кровати, на которой спал Гагарин.

Оказавшись в космосе, Леонов вышел из космического корабля, который вращался вокруг Земли со скоростью почти 30 тысяч километров в час. За его спиной был металлический рюкзак с запасом кислорода на 45 минут.

В скафандре был клапан для выхода тепла, влаги и углекислого газа. Единственной возможностью маневрировать было потянуть за фал, с помощью которго космонавт был прикреплен к космическому кораблю. Но это был первый скафандр, предназначавшийся для выхода человека в открытый космос, и он не был совершенен. Скафандр сразу же раздулся из-за внутреннего давления, необходимого для жизнеобеспечения в условиях космического вакуума.

После свободного десятиминутного полета Леонов осознал, что костюм раздулся настолько, что космонавт не мог включить камеру, установленную на его груди. Зрители и слушатели телетрансляции полета внезапно обнаружили, что передача прервалась.

В космосе Леонов начал осознавать, что скафандр от тела отделяет широкий слой воздуха, который помешает ему войти ногами вперед на корабль, как было задумано. У него не было шансов втолкнуть себя в шлюзовую камеру (Согласно определению НАСА, шлюзовая камера — «герметическая кабина с двумя входами, которая позволяет астронавту выходить в открытый космос, не выпуская воздух из космического корабля»). В своей книге Леонов рассказывает, что понял: войти удастся только головой вперед. Нужно было выпустить немного воздуха и втолкнуть остальную часть тела внутрь. Это было очень рискованно. Из-за выпуска воздуха Леонову грозила нехватка кислорода, и если бы он не смог вовремя попасть внутрь, то потерял бы сознание в космосе.

«Я знал, что мне грозит кислородное голодание, но у меня не было выбора», — написал он в своей книге, вышедшей в соавторстве с астронавтом «Аполлона» Дэвидом Скоттом. «Если бы я не вернулся на корабль в течение 40 минут, запасы жизненобеспечения все равно бы кончились», — добавил он. Леонов также решил не информировать центр управления, рассудив, что только он может что-то сделать.

Согласно его интервью European Business Review, когда он медленно вращался в космосе, выпуская кислород, из-за чрезмерного напряжения температура поднялась на 2 градуса — до опасно высокого уровня.

Он чувствовал, как поднимаются и опускаются тепловые волны, с каждой секундой повышая риск сердечного приступа. Войдя в шлюзовую камеру головой вперед, ему пришлось повернуться на 180 градусов, чтобы закрыть люк. Беляев немедленно стабилизировал давление, и Леонов, залитый потом, смог залезть обратно.

Проблемы с возвращением

Но проблемы не закончились. Центр управления не знал о множестве неполадок, возникших на космическом корабле, который проектировали наспех, чтобы Россия смогла опередить США и первой вывести комонавта в открытый космос.

Незадолго до возвращения астронавты поняли, что система автоматической ориентации не работает. Система, которая должна была вывести их в атмосферу и приземлить капсулу, больше не была надежной, они были вынуждены перейти на ручной режим управления.

Затем им нужно было сориентировать корабль, чтобы войти в атмосферу под правильным углом: если бы сгорело чуть больше топлива, они бы упали на землю, не контролируя скорость, а если слишком мало — корабль бы отскочил от атмосферы как прыгающий по воде камень.

Во время последнего витка они начали перестраиваться для ручного входа, когда индикатор показал, что в главном двигателе мало топлива для ручной посадки. Топлива хватало только для еще одной корректировки.

Оказалось, что после возвращения Леонова один люк не закрылся герметично, а система обеспечения компенсировала это за счет закачки кислорода в кабину. Вскоре уровень кислорода в космическом корабле начал подниматься, воздух стал легковоспламеняющимся.

После запуска тормозных двигателей космический корабль замедлился и вошел в атмосферу. Но что-то снова пошло не так. Как рассказал в своей книге Леонов, когда они входили в атмосферу, было ощущение, что кто-то тянет их сзади. Через 10 секунд после включения двигателя корабль с космонавтами должен был отстыковаться от орбитального модуля, оставив последний сгорать в слоях атмосферы. Но посмотрев в иллюминатор, Леонов обнаружил, что связующий трос все еще держит конструкцию, которая вращается как гиря. Они подверглись перегрузке в 10 g, к голове космонавтов прилила кровь, а глазах лопнуло несколько сосудов. (В "Ютуб" распространился флешмоб по созданию условий для прилива крови к голове при вращении. Раньше о такой проблеме было известно только у летчиков-истребителей).
К счастью, связующий трос в конце концов сгорел, и они высвободились. Космонавты приземлились в Сибири среди сугробов, в 2000 километров от планируемого места посадки.

Когда они попытались открыть люк, то обнаружили, что его прижало деревом. Космонавты раскачивали космический корабль, пока тот не сдвинулся с места и не откатился от дерева.

Когда они наконец в предвкушении открыли люк и вдохнули морозный воздух, наступила темнота. Космонавты были посреди тайги, где опасность могли представлять медведи и волки.

Приземлившись, астронавты послали сигнал о помощи, но центр контроля его не получил. Несмотря на то, что в России никто не знал о местонахождении космонавтов, семьям пилотов сообщили, что они благополучно приземлились.

Сигнал получили пролетавшие мимо самолеты, и наконец в небе появился вертолет. К несчастью, это был гражданский вертолет и пилот не знал, как оказывать помощь. Они парили в воздухе с веревочной лестницей, по которой космонавты в скафандрах забраться не могли. Вскоре в небе собралось несколько самолетов, оттуда сбрасывали вещи и алкоголь. Но ничего не помогало.

К этому времени Леонов осознал, что есть еще одна проблема: пот, выделившийся во время маневра в шлюзовой камере, накопился в скафандре и стек в нижнюю часть скафандра. Ноги промокли и из-за этого было холодно. Они начали раздеваться и снимать экипировку, чтобы добраться до сухого защитного слоя.

Ночь оказалась сложной. С капсулы, в которой они ночевали, сдуло выходной люк, и температура опустилась до —30. В какой-то момент их окружили волки, но в конце концов звери ушли.

Пилотам пришлось провести еще одну ночь в капсуле, пока вокруг них не расчистили деревья и космонавтов не спасли. На третье утро они отправились на расчищенный участок, а оттуда должны были 9 километров ехать на лыжах до вертолета. На космодроме «Байконур» их встретили с большой помпой.

В отчете по итогам полета Леонов опустил детали. Вместо этого он просто написал: «В специальном скафандре человек может выжить и функционировать в открытом космосе. Спасибо за внимание».

Описание полета по большей части основано на рассказе самого Алексея Леонова в его книге «Две стороны Луны», вышедшей в соавторстве с американским астронавтом Дэвидом Скоттом. Отрывок приведен в Air & Space Magazine.

The Print, Индия

Комментарии (1)
TheOne
04.04.2019 в 00:42 | US

Не вводите в заблуждение. Победил смерть или просто выжил?

Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив