Станет ли Украина столицей мировой криптоиндустрии?

21.11.2021 в 20:17
Станет ли Украина столицей мировой криптоиндустрии?

Станет ли Украина столицей мировой криптоиндустрии?

Михаил Чобанян — авантюрный 37-летний выпускник британской частной школы, бегло говорит по-английски и по-украински, прекрасно разбираясь также в обычаях Украины, где, на его взгляд, часто попираются законы и по чьим просторам он любит рассекать на своей черной Ferrari 612. Чобанян — основатель «Куны», одного из первых обменников криптовалют в Восточной Европе. Свою родину он считает прекрасным местом для развития бизнеса, при условии, что вам хватает терпения работать в насквозь коррумпированной системе.

Основной плюс, объясняет он, сидя в своем офисе с видом на Днепр, заключается в своеобразной свободе, которой в развитых странах не видели уже несколько сотен лет.

Например, вы можете избежать наказания за убийство.

«В этой стране можно убить человека и не сесть за это в тюрьму, если у вас достаточно денег и связей, — говорит он, сидя на мягкой кожаной софе и потягивая чай. — Если связей нет, это просто обойдется дороже».

Этика вседозволенности уже многие годы неотступно преследует Украину, и теперь правительство рассчитывает покончить с ней с помощью криптовалюты. В начале сентября местный парламент принял закон, легализующий и регулирующий биткоин. Это первый шаг в рамках амбициозной кампании, преследующей две цели: во-первых, выдвинуть на первый план процветающую в стране торговлю в криптовалюте, а во-вторых, провести ребрендинг всего государства.

«Основная идея состоит в том, чтобы стать одной из лучших в мире стран для криптокомпаний, — рассказывает Александр Борняков, заместитель министра по цифровой трансформации в одноименном ведомстве, созданном два года назад. — Мы считаем, что это новая экономика, будущее. Мы верим, что это подстегнет нашу экономику».

Презентацию он сократил до 90-секундного информационного ролика, где Украину навязывают так же настойчиво, как гаджеты в презентациях компании Apple. Под однообразный техносаундтрек перед зрителем проносятся кадры с пекарями, начальниками, медсестрами и прочими жителями страны, которые радуются жизни в хайтековской нирване.

«Мы инвестируем в стартапы и создаем нужные условия для их развития, — говорит по-английски женский голос за кадром. — Наша цель — создать самое удобное для людей и бизнеса государство в мире».

Послание такое: Украина — лучшая гавань для предпринимателей, стремящихся найти низкое налогообложение, минимум бумажной волокиты и множество опытных инженеров. Господин Борняков повез это послание на гастроли, сделав летом тур и по Кремниевой долине. Президент страны Владимир Зеленский встретился с генеральным директором Apple Тимом Куком, а также со студентами Стэнфорда.

Многие экономисты и политики относятся к криптовалюте с глубоким подозрением, считая, что ей отдают предпочтение отмыватели грязных денег, террористы, мафия и вымогатели, требующие выкуп. Однако в настоящее время проводится международный конкурс «Крипто ищет таланты», в котором соревнуются многие страны. По мере того как в эту отрасль начали вливаться предприниматели, правительства некоторых стран произвели незамысловатые подсчеты.

Если инвесторы будут вливать деньги в эти компании, значит эти компании нужно соблазнить переехать. В последнее время инвесторы в головокружительном темпе закачивают в эту область деньги. Финансирование всех технологий, связанных с блокчейном (криптовалют, игр, инфраструктуры, невзаимозаменяемых токенов), взлетело до семи миллиардов долларов в первой половине этого года. Такие данные предоставляет CB Insights, фирма, занимающейся мониторингом в криптоотрасли.

Так, Польша предлагает налоговые льготы и финансовую поддержку, чтобы приманить технических специалистов, и расставляет свои силки даже на Украине. (По словам господина Борнякова, готовится контрнаступление.) В гонке участвуют также Литва, Эстония, Мальта, Таиланд и Вьетнам.

Украина рассчитывает не только на новые рабочие места и дополнительный доход с налогов. Годами её репутация была запятнана финансовыми скандалами, а внутренняя борьба олигархов расшатывала положение. На сегодняшний день она занимает второе место в списке самых бедных стран Европы. Уверенно ввязавшись в финансовую систему и культуру, где доминируют цифровые технологии — программа онлайн-паспортов уже развернута — руководство Украины рассчитывает на масштабную перезагрузку, которая перепишет давний нарратив о хаосе и коррупции, тенью преследовавший страну с момента обретения ею независимости в 1991 году.

Проблема заключается в следующем: многие местные предприниматели подчеркивают, — существующая система нравится им в ее нынешнем виде, ее изъяны представляют для них особую привлекательность. Это ведет нас к парадоксу, лежащему в основе попытки Украины переосмыслить свою систему. Страна стремится подтолкнуть к прозрачности и законности группу гендиректоров, предпочитающих оставаться в тени, сохраняя полузаконный статус.

Украина уже заманивала к себе американцев и британцев из криптоиндустрии, а они не приехали, настаивая на верховенстве закона. При этом они воспевают всё — от доступных для кошелька ресторанов до безумных рейвов. А, главное, правительство даже понятия не имеет о том, чем они занимаются и сколько получают.

«Правил не существует, — говорит Чобанян с ноткой своеобразной гражданской гордости. — То есть правила имеются, но их можно нарушать. Это идеальный баланс между абсолютной анархией и возможностями».

Проснуться суперзвездой

Украинцы — одни из самых заядлых пользователей криптовалют в мире. Они занимают четвертое место в Глобальном индексе принятия криптовалют, составленном аналитической компанией Chainalysis. Объем криптовалюты, ежегодно поступающей и исходящей из страны, равен примерно восьми миллиардам долларов, а объем ежедневных транзакций, совершаемых в криптовалюте, — это около 150 миллионов долларов — превышает объем межбанковских кредитно-бумажных операций.

Речь идет не столько о криптолихорадке, сколько об отсутствии более подходящих вариантов. Банки на Украине настолько неэффктивны, что отправка или получение даже небольших сумм денег из другой страны сопровождается раздражающей полосой препятствий, которую нужно пройти в процессе оформления документов.

Столь же негативное воздействие оказала инфляция, которая привела к обрушению национальной валюты — гривны. На Украине слабо развит фондовый рынок, а иностранные по сути недоступны. Тем, кто хочет получать доход со своих сбережений, остается выбирать между недвижимостью и криптовалютой. Последняя часто головокружительно переменчива; биткоин подешевел вдвое в период с апреля по июль этого года, отыграв в дальнейшем свои потери и установив рекордный максимум в октябре. Однако он более ликвиден, чем, к примеру, квартира, и по сравнению с денежно-кредитной системой работает безотказно.

«Банки, — говорит Чобанян, — невероятно поспособствовали повышению спроса на мои услуги».

На сегодняшний день «Куна» проводит транзакции на сумму около трех миллионов долларов: гроши по сравнению с такими гигантами, как Binance, но этого вполне достаточно, чтобы компания оказалась в недавно опубликованном списке наиболее ценных компаний Украины по версии Forbes. На достижение этого уровня популярности ушли годы. Первые продажи криптовалюты, по признанию Чобаняна, напоминали продажу наркотиков.

Он запустил «Куну» в марте 2014 года, её название восходит к наименованию шкурки животного, которую в древности использовали вместо денег. Компания состояла на тот момент из трех человек, у нее был вебсайт с номером телефона и обменным курсом. Господин Чобанян учредил «Куну» на 50 биткоинов, приобретенных им после изучения банковской и платежной индустрии в 2011 году: тогда он сделал вывод, что криптовалюта способна изменить мир.

Позвонил покупатель, который хотел получить биткоины примерно на 100 долларов. Они встретились на улице в центре Киева. Парень передал наличные, Чобанян отправил ему биткоин с мобильного.

«Я едва мог вздохнуть от ужаса, — вспоминает он. — Думал, меня тут же арестуют».

Времени на это ушло немного больше. Полиция появилась в его квартире в ноябре 2015 года, пытаясь, как это часто тогда происходило, вытянуть из него деньги. На тот момент «Куна» проводила все свои операции онлайн, став биржей выбора для растущей армии поклонников криптоиндустрии. Пять полицейских в течение нескольких часов обыскивали квартиру господина Чобаняна, конфисковав его мобильные телефоны, компьютеры и даже wifi-роутеры.

«Они полагали, что у меня имеются еще и наличные», — говорит Чобанян. А их у него не было. Он знал, что должен прийти в отделение полиции и выкупить свое оборудование. Вместо этого он разразился страстным эссе, напечатав его на компьютере своего адвоката и выложив его в Фейсбуке вместе с описанием всех испытаний.

«Наутро я проснулся суперзвездой, — говорит он. — Я побывал на пяти-шести ток-шоу, в том числе на самом рейтинговом политическом шоу в стране».

Коррупция в мелких масштабах вроде взяток гаишникам почти исчезла, а с 2012 года страна улучшила свои показатели в индексе восприятия коррупции Transparency International. С другой стороны, менталитет вседозволенности никуда не делся. Украина изо всех сил борется с фальшивыми сертификатами о вакцинации против COVID-19, и, похоже, мало кого волнует, что мэр Киева, бывший чемпион по боксу в тяжелом весе Виталий Кличко, живет над стриптиз-клубом, известном как место свиданий с проститутками. (Принадлежит ли мэру «Рио» — а именно так называется клуб — точно не известно. Хотя создается впечатление, что существует он по собственным правилам; группа предпринимателей выступала против господина Кличко в ходе апрельских протестов перед мэрией, жалуясь, что «Рио» был открыт во время пандемии, в то время как другой бизнес был вынужден закрыться.)

Во время пешей экскурсии по Киеву господин Чобанян рассказывал о политиках-взяточниках и стройках, к которым только приступили рисковые девелоперы, в обход разрешений и законов о зонировании. Он говорил об этом с сожалением, словно что-то на Украине совершенно разлажено. Тем не менее, эти недостатки позволяют ему управлять своей компанией без какого-либо надзора сверху. Слабое правительство, нехватка надзорных органов — всё это идеально для «Куны», но для населения в целом — национальная трагедия.

На данный момент правительству ничего не известно как о размере, доходе и структуре его компании, так и о ее штате. Когда во время нашего интервью женщина приносит ему чай, он называет ее «предпринимателем», что, по его словам, позволяет ему не платить ей зарплату.

«В данный момент в моем бизнесе нет никакого влияния правительства, — говорит он. — Совершенно никакого».

«Нужны адвокаты»

Украина пережила слишком много финансовых скандалов, чтобы ожидать значительного притока руководителей крупных международных инвестиционных банков, и от стимулов это не зависит. А потом появилась криптовалюта, у которой есть свои репутационные проблемы. Быть может, они созданы друг для друга.

Совершенно иначе господин Борняков описывал плюсы криптоиндустрии в начале этого года во время ключевой встречи с господином Зеленским, бывшим телевизионным комиком, избранным на пост президента в 2019 году. Возможно, больше всего он прославился как собеседник бывшего президента Дональда Дж. Трампа в телефонном разговоре, послужившем причиной первого его импичмента. Господин Борняков подчеркивал возможности в том, что касается экономического роста и создания рабочих мест, а также говорил о недостатках бездействия.

«Здесь теневая экономика, — заявил господин Борняков в интервью, — если мы не предпримем мер по борьбе с ней, она будет постоянно разрастаться, и неизвестно, к чему это приведет».

Разговор проходил в роскошном офисном помещении в стильном уголке города. По словам владельца компании Creative States, это «пятизвездочный отель для бизнеса»: на первом этаже здания расположено кафе с мотивами ар-деко и бежевой мягкой мебелью, в том числе софой с декоративными подушками, на каждой из которой напечатано изображение исполнителей главных ролей сериала «Друзья». Три этажа этого здания занимают новые компании.

Господину Борнякову нашли место в серой советской штаб-квартире министерства, но сам он расположился в модной предпринимательской гавани, подчеркивая, что его миссия — радикально порвать с правительством в традиционном его понимании. И он только начинает.

«Мы намерены создать своего рода цифровые посольства по всему миру, сотрудников которых мы называем цифровыми послами», — говорит он.

Цель состоит в том, чтобы удвоить долю технической отрасли в ВВП — с 5 до 10%, и увеличить количество людей, задействованных в области технологий — примерно до 500 000. К 2025 году, когда, по прогнозам Всемирного банка, ВВП Украины достигнет 180 миллиардов долларов, вклад технологической отрасли должен будет составлять 18 миллиардов долларов.

А как же коррупция, ставшая чумой этой страны? Не отпугнет ли она потенциальных эмигрантов? Будущие администрации могут помешать процветанию технологических компаний своими рейдами и арестами. С востока Украине угрожает Россия. Революции — тоже повод для волнений. С 2004 года здесь произошло уже два переворота.

Даже без новой революции сочетание Украины и криптоиндустрии звучит как фиаско уже на стадии замысла, утверждает профессор прикладной экономики Университета Джонса Хопкинса Стивен Ханке (Steven Hanke), чрезвычайно скептически настроенный по отношению к биткоину. Как следует из большинства известных ему исследований, около половины всех транзакций, сделанных при помощи биткоина, совершается для достижения каких-либо нелегальных целей. Он считает, что Киеву не следует прельщаться на эту сферу.

«Страна страдает от эндемической коррупции, преступные синдикаты кишат по всему ее организму. Украина придется по нраву сомнительным персонажам, потому что именно сомнительные персонажи стремятся проникнуть в такие страны, как эта».

Борняков не согласен, хотя его заверения звучат довольно своеобразно. Неважно, кто находится у руля, утверждает он, иностранцы будут получать своего рода встроенную защиту, просто потому, что они иностранцы.

«Можете поехать в Египет, где, насколько я знаю, тоже много проблем, — говорит он. — Но если вы турист, вас никто не тронет. Никто не тронет вас, потому что на каком-то генетическом уровне люди там знают, что туристы приносят им деньги. Мы хотим создать аналогичную ситуацию здесь».

Как доказал опыт господина Чобаняна после полицейских обысков его дома, первичные активы технологической компании нельзя конфисковать так, как какой-нибудь злодей мог бы захватить, скажем, электростанцию или никелевый рудник. Было бы непросто присвоить компанию знаний наподобие базирующейся в Киеве Hacken, занимающейся кибербезопасностью и специализирующейся на работе блокчейна. Ее активы — это штат так называемых белых хакеров, работающих в разных точках мира.

Сооснователь компании Евгения Брошеван, сидя в конференц-зале Creative States, размышляла о том, как она стала руководителем в отрасли, где традиционно доминируют мужчины. По её словам, за это нужно сказать спасибо ее бабушке, учительнице математики, от которой она также унаследовала склонность к практическому мышлению, явно необходимому на Украине.

«Как бы то ни было, нужны юристы», — говорит она, рассказывая о возможных рисках для компании.

«Мне нравится, что здесь коррупция»

В меню ресторана «11 Mirrors Rooftop» предлагается стейк рибай за 180 долларов, на стенах висят фотографии знаменитостей с автографами, а из окон открывается панорамный вид на центр Киева. Создается впечатление, что этот стейк-хаус перенесся сюда из казино Лас-Вегаса, при этом принадлежит он брату мэра города и его коллеге-боксеру в тяжелом весе — Владимиру Кличко. Для любителей покутить местоположение выбрано идеально: всего в нескольких шагах отсюда стриптиз-клуб «Рио».

Недавно здесь за небольшим круглым столом оказались два участника международного пула талантов. Хартей Соуни, выросший в Принстоне, штат Нью-Джерси, — сооснователь компании Zokyo, занимающейся аудитом в криптоиндустрии и оценивающей надежность токенов и смарт-контрактов. Шади Петерсон — британец, руководящий компанией, подбирающей сотрудников для криптокомпаний. На встречу он пришел в футболке с надписью «Прими свои таблетки».

И тот, и другой живут здесь, от обоих исходит аура, словно они нашли подходящее место и подходящую сферу в самый подходящий момент.

«Сегодня у нас множество возможностей в сотни раз увеличить ваши деньги при помощи криптоиндустрии, — говорит господин Соуни. — На пике интернет рос, если говорить о пользователях, на 63% год за годом. Криптоиндустрия с момента своего зарождения росла на 137%».

Как и многие живущие здесь иностранные предприниматели в области криптоиндустрии, двое мужчин описывают страну как какую-то чувственную утопию. Всё — от еды до шоферов — стоит в четыре раза меньше, чем на Манхэттене. На рейвах — россыпи кетамина и МДМА. Кроме того, в сфере знакомств, по их рассказам, все происходит, словно по сценарию шоу «Холостяк».

«Они в самом деле соревнуются, пытаясь произвести на тебя впечатление, — рассказывает Соуни о своем опыте общения с украинскими женщинами. — Это повторялось здесь десятки раз: вместо того чтобы я подкатывал к женщине, она подкатывала ко мне, причем на внимание такой женщины, как мне казалось, я бы не мог рассчитывать».

Оба мужчины воздерживаются от публичного восхваления Украины. Страна может предложить слишком многое, и они опасаются, что секрет ее чар станет известен повсеместно, и люди сюда переедут, подорвав преимущества местной жизни для иностранцев.

Они также придерживаются неоднозначной позиции относительно нового закона о криптоиндустрии. Они понимают потенциальную пользу легитимности, возникающей с появлением санкции государства. При этом им также нравится руководить компаниями, никому не подчиняясь и не платя украинских налогов. Что же касается отсутствия здесь моральных принципов, то для них это преимущество.

«Мне нравится, что здесь коррупция, — говорит Соуни. — Тут нам выдается шанс сыграть в игру, доступную в США лишь элитам. Мне не нужен лоббист. Если мне нужно заплатить кому-то на границе — я могу это сделать. Если нужно заплатить политикам — я могу это сделать».

Соуни предпочитает не просто частичную слежку радаров за его бизнесом, он хочет быть совсем вне их пределов. Петерсон понимающе отнесся к этой позиции. По его словам, он готов скорее заплатить какой-то процент гангстерам за отмывание своих денег или процент «другим гангстерам», то естьт украинскому правительству, чтобы превратить свои криптонакопления в полностью защищенное хранилище.

В ходе будущих гастролей Министерство цифровой трансформации, безусловно, иначе это сформулирует, но господин Петерсон уловил самую суть послания властей Украины.

«Я могу легализовать все свои деньги, и ни одна страна не сможет ничего на это возразить?— говорит он, словно пересказывая свой сон. — Могу переправить их в любую точку? Могу купить на них дом? Людям из криптоиндустрии это покажется совершенно невероятным».

The New York Times, США

Подписывайтесь на наши статьи в Google News
Комментарии (3)
Показать комментарии
Добавить комментарий
Отправить
Авторизация:  
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив