В суде нашли десятки неточностей в деле экс-начальника Николаевского СИЗО Цыбули

16.08.2018 в 22:45

В четверг, 16 августа, в Центральном районном суде города Николаева рассматривалось ходатайство о продлении меры пресечения бывшему начальнику местного СИЗО Роману Цыбуле.

На судебное заседание явились прокурор военной прокуратуры Павел Ребенко, адвокат Владимир Тимошин и сам Роман Цыбуля. Дело слушал следственный судья Владимир Алейников.

Прокурор зачитал ходатайство согласно которому он просил продлить меру пресечения в виде личного обязательства для бывшего начальника николаевского СИЗО. Выслушав полное прошение Ребенко оказалось, что у судьи и адвоката другое ходатайство, а именно о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста. Прокурор пояснил, что у судьи и адвоката документ с технической ошибкой. Владимир Тимошин возмутился, так как помимо технической ошибки, даже нормы на которые прокурор ссылался в зачитанном им ходатайстве подходили именно под домашний арест. К примеру в ходатайстве значилось: «Продлить срок меры пресечения в виде домашнего ареста, путём запрета выезда за пределы Николаева без разрешения следователя». А все упомянутые статьи УПК также подходили под домашний арест, а не личное обязательство. Более того, на сегодняшний день у Романа Цыбули уже избрана мера пресечения в виде личного обязательства. Судья и адвокат несколько раз сделали акцент на невозможности продлить личное обязательство, так как такая норма в УПК отсутствует вообще, но прокурор стоял на своём. Стороны процеса попросили Ребенко сослаться на норму права, которой он руководствуется, но прокурор так и не ответил. Все недочеты говорили о невозможности рассмотрения данного ходатайства в принципе.

Судья Владимир Алейников предложил прокурору отозвать это ходатайство и подать новое без технических ошибок. Павел Ребенко попросил судью объявить перерыв на 10 минут, чтобы дополнить текущее ходатайство. Тогда Алейников пояснил, что Законом не предусмотрено дополнение и изменение ходатайства, сторона обвинения может только отозвать своё ходатайство и подать новое. Прокурор вновь попросил перерыв, тогда уже и защитник подключился к разъяснению норм УПК. Однако Ребенко стоял на том, чтобы всё-таки объявить перерыв. Судья дабы избежать лишних горячих споров между стороной защиты и стороной обвинения принял решения рассматривать существующее ходатайство.

Когда участники процесса приступили к рассмотрению ходатайства выяснились многочисленные неточности, помимо «технической ошибки». Оказалось, что расследование на сегодняшний день проводит управление СБУ и военная прокуратура, но согласно документам, делом бывшего начальника СИЗО должна заниматься полиция Николаевской области. Более того, должность Романа Цыбули не относится к военной прокуратуре, а значит это в компетенции прокуратуры Николаевской области.  Владимир Тимошин акцентировал внимание на том, что у СБУ нет полномочий проводить расследование, а военная прокуратура не может осуществлять процессуальное руководство в этом деле, поэтому уведомление о подозрении составлено неуполномоченным лицом.

Владимир Алейников также заметил ещё один интересный факт, дело в реестр было внесено 7 декабря 2017 года и правоохранители прописали примерно следующее: в период с апреля по июнь 2018 года Роман Цыбуля налаживал механизм сбора средств с заключенных в СИЗО. Получается, что преступление ещё не было совершено, но о нем было известно заранее.

В самом же ходатайстве указывалось, что начальник СИЗО вступил в неформальные отношения с Игорем Уваровым и неким Сагареишвили, причем кто именно эти двое не указывается, но упоминается, что первая встреча Цыбули проходила с ними для обсуждения улучшения их условий во время содержания под стражей. Владимир Тимошин сделал акцент на том, что с момента, что ведется следствие, кроме инициалов упоминаемых в деле о них нет никаких данных и кем они являются. Владимир Алейников поинтересовался у Цыбули, кто такой Сагареишвили, так как первый ещё известный в городе в виду того, что является фигурантом в деле николаевского «положенца» Наума. Но оказалось, что Цыбуля сам незнаком с мужчиной о котором идет речь и предположил, что это один из заключенных.

Также в материалах дела отсутствуют показания как Уварова, так и Сагареишвили, за время что идет следствие их всё ещё не допросили. Более того, нет заявителя, который сообщил о якобы преступном умысле Романа Цыбули. За это время, по утверждению прокурора были допрошены другие работники СИЗО. Он даже приобщил в суде к материалам дела показания двух работников. Но когда Владимир Тимошин попросил ознакомиться с ними, то увидел, что допрос проводил сотрудник СБУ, который не имел на это полномочий и не включен в группу, которая занимается «делом Цыбули». А вот Владимир Алейников принялся считать сколько было потрачено времени у правоохранителей на допрос двух свидетелей. И по подсчетам судьи вышло, что на показания ушло 6 часов с учетом перекуров и кофепития. 

Судья Владимир Алейников во время обсуждения ходатайства также поинтересовался у бывшего начальника СИЗО, есть ли у него машина, чтобы понять зачем Цыбуля, якобы требовал от заключенных расплачиваться с ним талонами на бензин на 1000 литров.

-Да, есть.

-Какая?

-«Дэу Ланос» 2004 года.

-И сколько бензина ей нужно?

-Она на газу ездит.

К концу заседания защитник выразил своё мнение, что Романа Цыбулю было выгодно кому-то убрать с рабочего места. По словам Тимошина, даже уволен его подзащитный был во время больничного, и в дальнейшем это будут оспаривать. Адвокат считает, что место начальника СИЗО очень выгодное ведь можно договариваться с заключенными, чтобы они были более сговорчивыми.

Выслушав все стороны процесса Владимир Алейников отправился в совещательную комнату для принятия решения.

Как сообщали «Новости-N», начальник Николаевского следственного изолятора Роман Цыбуля подозревается в том, что наладил механизм получения неправомерной выгоды от заключенных криминальных авторитетов за беспрепятственную передачу им запрещенных предметов и обеспечения неконтролируемого передвижения по камерам изолятора. За это он якобы требовал талоны на бензин. В Центральном районном суде Николаева Роману Цыбуле избрали меру пресечения в виде домашнего ареста в ночное время суток. После, апелляционный суд отпустил Романа Цыбулю под личное обязательство

Добавить комментарий
Комментарии доступны в наших Telegram и instagram.
Новости
Архив
Новости
Архив