Семь фактов о нынешней войне от участников боевых действий

14.06.2022 в 21:35
Семь фактов о нынешней войне от участников боевых действий

Семь фактов о нынешней войне от участников боевых действий

Три с лишним месяца российского вторжения в Украину показали, что нынешняя война самая масштабная в Европе со времен Второй мировой. При этом война, которая отслеживается всем миром буквально в режиме онлайн - интернет заполнен видео с мест боев, которые снимают военные обеих воюющих армий, а также находящиеся на передовой журналисты.

При этом в сознании многих гражданских, непричастных к войне, присутствует немало стереотипов о передовой как непрерывной линии окопов на сотни километров с солдатами, время от времени идущими в атаки под крики "Ура!" под началом отцов-командиров, или представлениями о том, что нынешняя война - эдакая компьютерная игра, в которой сидящие в комфортных помещениях военные, управляя беспилотниками, уничтожают живую силу и технику противника.

"Страна" поговорила с непосредственными участниками боев с украинской стороны и составила семь фактов о том, как на самом деле проходят боевые действия.

1. Непрерывной линии фронта нет

Когда публикуют разные карты боев, на которых видна четкая линия фронта, нужно понимать, что это очень большая условность.

На этой войне нет как таковой "непрерывной линии фронта", которая бы тянулось от Харькова до Николаевской области.

В принципе, не было ее и в предыдущие восемь лет войны на Донбассе. Обе стороны сооружали отдельные укрепрайоны с полноценными блиндажами, ДОТами (долговременными огневыми точками из бетона) и ДЗОТами (дерево-земляными огневыми точками).

Между укрепрайонами оборудовались опорные и наблюдательные пункты, которые дают возможность отслеживать перемещения противника и наводить перекрестный огонь из укрепрайонов, если противник пытается просочиться на слабоукрепленном участке.

С началом полномасштабной войны в Украине многие (но не все) старые укрепрайоны ВСУ попали под обстрелы и были разрушены.

В результате в первые недели боев война была маневренной, а ситуация на фронте менялась каждый час. При этом активно маневрировали небольшими отрядами и украинские войска. Пользуясь растянутостью коммуникаций наступающей армии РФ, ВСУ активно наносили удары по слабозащищенным тылам.

С конца марта, война стала более позиционной.

Во-первых, россияне отвели войска из-под Киева и с севера Украины, сократив условную линию фронта и укрепив тылы.

Во-вторых, украинские войска смогли создать новые укрепрайоны, опираясь на населенные пункты (каждый из которых в зоне боев старались превратить в укрепрайон). В принципе, тем же самым занимаются и россияне на тех направлениях, где они не ведут активных наступательных действий.

Но это не означает, что есть сплошная линия фронта. Есть набор укрепрайонов, "опорников", на которых и держатся позиции обоих сторон. Плюс - "блуждающие" артиллерийские и минометные группы, наносящие удары по противнику и сразу же меняющие дислокацию. А также ДРГ.

Поэтому основное оружие сейчас – это дальняя мощная артиллерия, позволяющая уничтожать солдат на большом расстоянии.

И это понимают обе стороны, стараясь максимально усилить артиллерийскую составляющую. Украина требует от Запада поставки как можно большего числа артиллерийских систем и боеприпасов к ним, потому что запасы снарядов к советской артиллерии, которая находится на вооружении у ВСУ, быстро заканчиваются. Особенно это ощутимо по боеприпасам к РСЗО дальнего радиуса действия.

А россияне пытаются исправить свое слабое место (в котором они в начальный период войны сильно уступали ВСУ) - точность огня, его корректировка и контрбатарейная борьба. Для этого они наращивают присутствие беспилотников-разведчиков для корректировки огня.

Кто быстрее из воюющих сторон решит эти главные для себя проблемы, во-многом, и предопределит дальнейших ход войны.

2. С развернутыми знаменами и с криками "Ура!" в атаку пехота не идет

Сейчас любая атака напоминает стремительный рывок, обязательно с поддержкой танков, БМП и другой бронированной техники. Пехота выполняет роль вспомогательного средства войны, проводя зачистку скрытых позиций противника, из которых могут подбить тяжелую технику. То есть количество атакующих по сравнению с предыдущими войнами очень мало. И равняется тому, сколько человек может поместиться на броню боевой техники и вспомогательного транспорта.

С последующим спешиванием в момент боестолкновения.

Случаи встречных боев с использованием стрелкового оружия – автоматов и пулеметов, в поле крайне редки.

Зато при штурмах городов стрелковые бои выходят на первый план. Из-за необходимости "зачистки" пехоты противника. Хотя и в этих случаях пехота идет в бой не сразу, а только после того, как район, где засел противник, массированно обрабатывается артиллерией, а затем и танками.

В целом, на этой войне обе стороны стараются сначала максимально уничтожить артиллерийским огнем и авиацией вражескую артиллерию и только потом идти в атаку.

Если артиллерия противника не подавлена, то наступать бессмысленно, так как атакующие подразделения будут быстро обнаружены при помощи беспилотников и уничтожены огнем дальнобойных орудий еще до того, как приблизятся к вражеским позициям.

Артиллерия противника является главным сдерживающим фактором для наступлений обеих сторон. А преобладание в небе российской авиации является сильным сдерживающим фактором для наступлений ВСУ (именно поэтому украинские власти так настойчиво просят Запад поставить современные системы ПВО и самолеты).

3. Беспилотники - мифы и реальность

Накануне войны было много прогнозов о том, что одним из основных средств войны будут беспилотники. В частности, стоящие на вооружении ВСУ турецкие ударные беспилотники "Байрактар", уже до того показавшие себя хорошо во время войн в Карабахе, в Сирии и в Ливии.

Однако, на удивление, кадров с поражением российских войск с "Байрактаров" на этой войне было мало. И относились они в основном к первому периоду боев, а также к ряду атак ВСУ на остров Змеиный.

Причина этого вполне объяснима - после сокращения линии фронта в конце марта, российские войска смогли его практически полностью "закрыть" своей многоуровневой системой ПВО, для которой беспилотники - удобная цель.

Однако это не означает, что роль беспилотников на этой войне невелика.

Наоборот - она огромна.

Прежде всего - для корректировки огня. Дистанционно управляемые дроны - это глаза "богов войны" артиллеристов. Они позволяют кратно увеличить точность стрельбы.

Ударные беспилотники также очень важны. Но только при условии подавления ПВО противника.

Именно поэтому сейчас россияне пытаются активно нарастить поставки ударных беспилотников в войска.

4. "Джавелины" и их роль

"Джавелины" и прочие ПТРК как иностранного, так и отечественного производства, сыграли немалую роль в остановке российского наступления на Киев в начале войны, позволяя организовывать эффективные засады на колонны бронетехники противника.

Также наносили они потери противнику в ходе городских боев в Мариуполе.

Но сейчас их роль уже не такая высокая, так как россияне поменяли тактику - они уже не ходят длинными колоннами по простреливаемой местности, а пытаются уничтожать позиции ВСУ огневым поражением с дальнего расстояния.

Кроме того, далеко не во всех подразделения на передовой есть "Джавелины". А если есть, то не всегда идет в комплекте с батареями.

Вот как описывает ситуацию в интервью The Washington Post один из американских добровольцев, который воевал в Украине: "Нам выдали противотанковое оружие и ракеты "Джавелины", но без батарей для пусковой установки — оборудование было неработоспособным".

5. Проблемы со связью

Телефонный аппарат полевой, ласково называемый по обе стороны фронта "Тапиком", остается надежным средством связи.

Остальные средства связи, даже защищенные специальными кодами, взламываются электроникой противника.

Не секрет, что украинским солдатам командиры запрещают пользоваться приложением "Телеграм". Использование военными приложения WhatsApp также не приветствуется, не говоря об обычной мобильной связи.

Мобильные радиостанции легко сканируются, поэтому используют их чаще всего после начала атак в поле и во время боев в городе – секретность в этом случае приносится в жертву ради мобильности и согласованности действий бойцов. Действия станций РЭБ – радиоэлектронной борьбы и перехвата, стали важной частью войны. Поэтому вражеские РЭБы и командные пункты, становятся важной целью для атак.

6. Размеры потерь

Недавно советник главы Офиса президента Михаил Подоляк заявил о ежедневных потерях ВСУ от ста до двухсот человек.

По статистике большинства недавних войн соотношение погибших к раненых исчисляется в пропорции 1 к 5. То есть на одного погибшего приходится пять раненых. В числе которых – тяжелораненые, которые в строй уже не вернутся.

Кроме того, часть погибших числятся пропавшими без вести, так как их тела не нашли, а командиры далеко не всегда знают о судьбе бойцов, которые были на потерянных в ходе боев позициях.

Большие потери и у российских войск. Тем более что именно они сейчас, в основном, ведут наступательные действия. Хотя потери у армии РФ сейчас ниже, чем в начале войны, по описанные выше причинам - они уже не посылают на прорыв колонны техники, которые накрывает огнем украинская артиллерия и после сокращения линии фронта смогли укрепить тыл и снизить число атак на колонны снабжения.

Основные потери у обеих сторон - от артиллерийского огня.

При этом нужно понимать, что на любой войне каждая воюющая сторона занижает свои потери и завышает потери противника.

7. Вопросы снаряжения и экипировки

Новые условия войны потребовали другого оснащения бойцов, чем во времена войны на Донбассе.

Для примера – в АТО–ООС практически были не нужны "умные" фляги с фильтрами очистки воды. Сейчас такие девайсы на передовой иногда на вес золота, так как из-за быстрых перемещений солдат и смены позиций, под непрерывными артобстрелами питьевую воду на передовую доставить иногда просто невозможно.

Штатная обувь тоже не популярна у военных – ноги в "Таланах" быстро потеют.

Помимо этого, лишь после начала войны оказалось, что в ВСУ нет нужного количества шлемов, бронежилетов, рюкзаков и полевых разгрузок. То же касается носков, белья и прочих бытовых принадлежностей, вплоть до туалетной бумаги и "сухого душа" для элементарной гигиены – все это приходится доставать каждому бойцу самостоятельно.

"Несколько советов тем, кто сейчас попадет на передовую. Это не о боевых навыках, а о важных мелочах, без которых на войне очень плохо. Всегда имейте при себе плоскую флягу с НЗ воды или гидратор с трубочкой. А также таблетки от диареи.

Лучше всего купить самому гигроскопичную и удобную обувь. Самая хорошая – это дорогие туристические кроссовки, не ведитесь на модные берцы армии США. Там другие условия, американцы последние 30 лет в окопах не сидели. У всех, кто ходит в штатной армейской обуви и долго не вылазит из окопов, одна и та же проблема – ноги бьет грибок.

То же касается формы. По опыту, лучше швейцарский или "бундесовской" - немецкий камуфляж, они наиболее подходящие для наших условий. Важно, чтобы было побольше карманов и удобных клапанов. Липучки не очень хороши, на них быстро налипает мусор. На передовой лучше иметь при себе минимум вещей – две три пары антибактериальных носков, пару трусов. Нож небольшой, лучше всего складной, фонарик.

Летающие кровососы летом на передовой – настоящий кошмар. Поэтому нужны репелленты. А для дождя пластиковый плащ с капюшоном, который складываются в маленький пакетик.

Все остальное – броник, шлем, разгрузка - зависит от ваших финансовых возможностей и желаний. Главное условие - надежность и удобство. Просто нужно помнить, что чем меньше на тебе навьючено барахла на передовой, тем ты легче и подвижнее. А это очень важно", - поделился опытом сражающийся с 2014 года по нынешний день офицер ВСУ.

Добавить комментарий
Комментарии доступны в наших Telegram и instagram.
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив