Новости-N
Google

Новостной порталНовости мира

Надежда Мейхер разоткровенничалась о личной жизни



Певица рассказала, почему на самом деле ушла из "ВИА Гры" и как познакомилась с мужем.

Надежда Мейхер разоткровенничалась о личной жизни

Накануне первого сольного тура по Украине певица дала эксклюзивное интервью "Сегодня" и рассказала, почему на самом деле ушла из "ВИА Гры", как познакомилась с мужем и стала Уржумцевой, о ревности младших дочерей и своем бутике.

— Надежда, в детстве вы предполагали, что свяжете свою жизнь со сценой?
— Думаю, лет до шести у меня были другие планы, хотя с раннего детства я уже прикипела к тем персонажам, которые показывали по телевизору. Настоящий внутренний эмоциональный всплеск я ощутила после просмотра балета "Лебединое озеро". Именно с тех пор у меня появилась мечта — быть на сцене. В глубине души я даже не понимала, что это может стать моей профессией, но мне безумно этого хотелось. К тому же с детства по праздникам я выступала перед своими родными, показывала какие-то актерские этюды. Потом в моей жизни возник Майкл Джексон, который совершенно перевернул мое сознание. Лет в 10 я посмотрела документальный фильм о нем, и меня поразила его энергетика. Тот мандраж, который он во мне вызывал, даже словами не передать. Именно Джексон меня вдохновил на танцы, хотя до этого я занималась легкой атлетикой. Он же вернул любовь к музыке, которую до этого мне напрочь отбила желание заниматься преподавательница.

— В родное село Збручивка как часто сегодня приезжаете?
— Очень редко, хотя там живет моя бабушка и папа. С одноклассниками отношений не поддерживаю, мы полностью потеряли контакты. Это произошло еще со времен выпускного вечера.

— Какой был ваш самый первый заработок в жизни?
— В 13 лет я была участницей коллектива народного танца и параллельно ставила сама сольные номера. Первые деньги я заработала в 13 лет, и это были 13 гривен. Потратила я их на капроновые колготки и импортное яблоко. Такое, знаете, яркое и большое, но абсолютно невкусное (смеется).

— Когда вы почувствовали первую свободу от родителей?
— Знакомые моей мамы в детстве поражались, как ребенок может ничего не просить. Видимо, это была моя черта характера — никогда ничего не просить. Когда я уже выступала в "ВИА Гре" и переехала в Киев, случалось, что у меня был пустой холодильник. Но я не звонила маме и не просила выслать мне денег. А такое бывало нередко. Возможность не считать деньги появилась, когда мне исполнилось 22—23 года. Гонорар за первый тур "ВИА Гры", когда в составе были Алена Винницкая и я, я потратила на покупку музыкального центра, а не на шмотки. Позже я купила какой-то безумно дорогой фотоаппарат и объективы к нему, ведь мне хотелось развиваться. Деньги на черный день я не коплю, а сразу вкладываю в какое-то дело.

— Когда вы впервые почувствовали свою сексуальность — уже во время "ВИА Гры" или раньше?
— Чрезмерное внимание мужчин я впервые почувствовала, когда мне было девять лет. Да, я рано начала развиваться, и это касается не только форм (улыбается). Мне, 10-летней девочке, было очень странно получать предложения от 40-летних мужиков попить вместе чай или кофе. Но благодаря этому я выработала сильный иммунитет к мужчинам и давно их вижу насквозь.

— Какие самые нереальные предложения вам поступали от поклонников?
— В 2000-х годах были серьезные отголоски бандитизма, ведь ребята из 90-х никуда не делись. Часто они нас приглашали выступать на своих частных мероприятиях, и были случаи, когда мы прятались в номерах музыкантов, а не в своих. Ведь эти товарищи нередко напивались и искали с нами встречи. Охранник сторожил нас, как мог, и благо все хорошо заканчивалось. Когда предлагали квартиры, машины, я прекрасно понимала, что это не просто так: бесплатный сыр только в мышеловке. К тому же я так воспитана, что всего в жизни нужно добиваться самой.

— С кем-то из бывших коллег по группе вы сохранили дружбу? Можете встретиться на кофе и посплетничать как подружки?
— Скорее всего, это Алена Винницкая и Альбина Джанабаева. Еще, в принципе, с Верой Брежневой. Нельзя сказать, что у нас совсем не дружеские отношения, но у нас остались энергетические точки соприкосновения, я чувствую до сих пор некое родство. Целенаправленно в жизни мы не встречаемся — у каждого своя стезя и путь. В группу же мы были все искусственно притянуты, хотя кто-то и подружился. В принципе, к дружбе у меня очень специфическое отношение. Я в нее не верю! А верю в судьбу, химию и душевные отношения, а не то, что шаг за шагом склеивается.

— На ваших глазах развивались отношения Веры Брежневой с Константином Меладзе, а Альбины — с Валерием. Столько лет все молчали! У вас это было прописано в контракте, что вы не имеете право разглашать подробностей личной жизни друг друга?
— Во-первых, за все эти годы у меня никогда не было контракта с "ВИА Грой". Во-вторых, кем бы меня считали, если бы я взяла и все разболтала? Никаких просьб с их стороны не было. Я никогда эти отношения не анализирую, ни с кем не обсуждаю, и мне, честно говоря, все равно, что о них думают другие. Если им хорошо вместе, то пусть они будут вместе. Это вообще не мое дело.

— С Константином Меладзе вы сегодня общаетесь? Спрашивали его совета по поводу развития сольного творчества?
— В этом плане я очень строптивый человек. У меня нет авторитетов. Я могу ошибиться, но я не посоветуюсь, все равно сделаю так, как хочу сама. В какой-то момент своей жизни я поняла, что не хочу делать то, что делала вчера. Мне хочется нового пути. Да, я понимаю, что те проекты, которые я делаю на сегодняшний день, они непростые, взрослые. Но это меня очень сильно вдохновляет.

— За жизнью нынешней "ВИА Гры" вы следите?
— Специально — нет, а зачем? Если захочу посмотреть какой-нибудь клип "ВИА Гры", включу лучше "Попытку №5" (смеется).

— Ностальгию за тем временем не испытываете?
— Она появляется, только когда меня приглашают выступить совместно с Валерием Меладзе или в рамках каких-то мероприятий, где я снова пою эти песни. Я бы никуда не уходила из "ВИА Гры", если бы мне хотелось там быть и развиваться. Я не разрываю связи, когда они крепкие. Когда же они висят на волоске и их никоим образом не спасти, тогда все — разрываю любые отношения. Константин предложил на какое-то время реанимировать прежний состав, но все равно ничего не получилось.

— Чем вы сейчас живете?
— Я живу своей семьей и двумя проектами — своим музыкальным спектаклем и творческой мастерской meiher_by_meiher, где я сама создаю одежду. Недавно у меня еще появилось и собственное ателье, где я всем руковожу. Весь этот творческий процесс меня поглотил полностью. И знаете что? Уже на начальном этапе мой бизнес перестал быть убыточным, хотя я прекрасно понимаю, что это не сиюминутный заработок.

— Расскажите о своем музыкальном спектакле, с которым вы скоро выступите во многих украинских городах.
— Да, мы как раз готовимся к туру по Украине, он пройдет в декабре. Спектакль называется Historia de Un Amor, что в переводе означает история одной любви. Туда входят мои авторские стихи, одна моя песня на украинском языке, а также известные композиции на русском и испанском языках. Основа постановки — аргентинское танго.

— Проект, как я понимаю, не для массовой аудитории.
— Когда я перешла в сольное плавание, я встала перед серьезным выбором — петь то, что ты хочешь, или то, что хотят другие. Я не хочу создавать масс-маркет ни в песнях, ни в одежде. Поверьте, если бы я хотела, я бы нашла себе хит, который бы звучал из каждого утюга. Но тогда бы я была нечестна перед собой. Если мне что-то не нравится, я хлопаю дверью и ухожу. Конечно, понимаю, что это влияет на доход. Но жизнь у меня одна — и мне хочется ее прожить максимально с удовольствием, не ломая при этом своих убеждений.

— Ваш опыт съемок в кино и на телевидении в роли ведущей — это тоже поиски себя?
— Меня пригласили, и грех было не согласиться. Сейчас на телевидение меня не зовут, но с бывшим мои коллегой по проекту "Невероятная правда о звездах" Гришей Решетником мы иногда ведем вместе мероприятия. Что касается моего дебюта в кино, а именно в фильме "Ты меня любишь?", я не могу сказать, что сто процентов довольна результатом. Я не совсем была в своей тарелке. Мне кажется, что у меня такие черты лица и внутренняя составляющая, которые уместнее бы смотрелись в сказках, исторических фильмах, а не в современных историях.

— А амбиции сыграть в полнометражном кино у вас есть?
— Я смотрю на мир с позиции, что всему свое время. Если этому суждено случиться, оно случится. Я же тоже не сижу, дома сложа руки, ожидая предложений от кинопродюсеров.

— Перейдем к вашей личной жизни. Со своим нынешним супругом Михаилом Уржумцевым у вас была любовь с первого взгляда или вы долго притирались друг к другу?
— Это действительно была любовь с первого взгляда — абсолютно обоюдная и совершенно неожиданная. У нас у обоих в первый же миг закралось ощущение, что с нами произошло что-то особенное.

— До знакомства с вами Михаил жил и вел бизнес в Санкт-Петербурге. У вас стоял выбор переезда либо сразу было решено жить в Киеве?
— Вариант моего переезда в Россию мы даже не обсуждали как-то. Когда встал вопрос, где мы будем жить, сразу остановились на Киеве, тем более Мише он сразу очень понравился. Несмотря на то что этот красивейший город жутко запущен, в нем мне все равно безумно уютно. Мы живем в Киеве в нашей общей квартире. А у Миши уже даже есть вид на жительство в нашей стране.

— Как вы познакомились?
— Наше знакомство произошло на презентации одежды Ренаты Литвиновой в Москве. На тот момент мы уже были с ней знакомы, и она пригласила меня к себе на мероприятие. Она сотрудничала с маркой одежды бренда, генеральным директором которого как раз и является Миша. И вот там, в гримерной, Миша зашел поздравить Ренату, и наши взгляды случайно пересеклись. И все! При первом знакомстве, вспоминаю, Миша меня уже расспрашивал, интересно ли мне делать одежду. Тогда он и не знал, кто я вообще такая (смеется). И когда сотрудники его спросили, знает ли он, с кем только что общался, Миша ответил отрицательно. Когда ему уже назвали мое имя, а точнее — группу, в которой я выступала, он сказал, что где-то слышал об этом коллективе, но интересуется совершенно другой музыкой. Ну а потом как-то все быстро завертелось...

— Многие мужья любят, когда их жены сидят дома и занимаются исключительно семьей. Михаил высказывал подобные пожелания?
— Со мной такие моменты никогда не обсуждались. И если вдруг подобный вопрос когда-нибудь возникнет и меня начнут ставить перед выбором, я отвечу только одно: мой выбор — это творчество! Это как если бы мне предложили отрезать руку или ногу, или жить наполовину. Я этого не хочу. У нас было столкновение двух характеров, но что касается наших профессий — проблем никогда не возникало. Кроме того, для любого мужчины, думаю, должно быть важным, чтобы его любимая женщина развивалась как личность. Мой муж не боится конкуренции в моем лице, как, собственно, и я в нем (смеется).

— Когда вы ссоритесь, кто первым идет мириться?
— По-разному. Хотя больших скандалов у нас в принципе не бывает. Мы до этого не доходим. Мы из той породы людей, которым ничего бы не помогло, если бы не было взаимной любви. Ведь, честно говоря, я вполне счастливо могу жить и одна. До встречи с Мишей я не нуждалась в постоянных отношениях. Мне нужны были свобода и возможность увлекаться тем, чем я хочу. В какой-то степени и Миша такой — может, поэтому мы и сошлись. Хотя нет — мы сошлись исключительно из-за взаимной любви, которая дает нам возможность быть счастливыми и идти без принуждения на какие-то компромиссы.

— Многие женщины пытаются привязать к себе мужчину, рожая от него детей...
— Это такая трагедия, когда так происходит. Когда люди живут вместе из-за взаимоуважения, близкой дружбы, а не из-за любви. Спустя годы все скажется на них самих и на детях. Жизнь должна быть полноценной со всех сторон. Я должна искренне хотеть заниматься сексом со своим мужем, а не потому, что это супружеский долг, который я обязана с ним выполнять. Поэтому любовные отношения между мужчиной и женщиной очень важны. Мы же сами являемся примером для собственных детей, и когда мы целуемся при них — показываем, какой именно семья должна быть, какая атмосфера должна царить между мамой и папой. Многие пытаются создать семью, еще не осознав любви. Это большая ошибка. Всегда нужно искать любовь взаимную, тогда и дети, рожденные в любви, будут счастливы.

— Какая вы дома хозяйка?
— Когда я в Киеве, всем хозяйством занимаюсь сама. Сама хожу за покупками, контролирую посещение секций своих детей, слежу за оплатой, иногда готовлю. Когда уезжаю на гастроли, на хозяйстве остаются муж или моя мама.

— Ваша старшая дочь Анечка ревнует вас к младшей — Марийке?
— Безусловно, поначалу Анечка меня ревновала, но сейчас уже более-менее привыкла. Безусловно, она тоже требует внимания. Но я вижу, как они друг друга любят и тискают.

— Вашему сыну Игорю (от гражданского брака от бизнесмена Александра Лищенко) уже 14 лет. Вы обсуждаете с ним выбор будущей профессии?
— Мы постоянно об этом говорим, ведь Игорь уже учится в 9-м классе. На сегодняшний день самая прогрессивная отрасль — это IT-технологии, к ней Игорь и склоняется больше всего. Хотя у него столько других талантов: ему удаются как точные науки, так и гуманитарные. А еще он в свое время быстро овладел пианино, начал сочинять музыку. Рисует просто фантастически! И при этом обожает математику. Для меня не особо важно, какую профессию выберет сын, главное, чтобы этот выбор он сделал сам, а не мы, родители, за него.

— Ваша узнаваемость сковывает в свободе поведения?
— Лет десять назад это было, а на данный момент — абсолютно нет. Я же понимала с самого начала, какую профессию выбрала. Другое дело, когда ко мне подходят с хабальным отношением. Это даже не панибратство, а нахальство какое-то. То, что обращаются на "ты" — это в порядке вещей. Таким людям кажется, что все им вокруг должны, и я в том числе. Случается еще такое, когда меня фотографируют, словно я из зоопарка. Например, сижу в кафе с кем-то, а ко мне подходят и внаглую, прямо в лицо, без какого-либо разрешения снимают на телефон. Хотя на самом деле это даже смешно, и я понимаю, что это не самая глобальная проблема по сравнению с тем, что происходит сейчас в мире.

— Всегда хотела спросить по поводу вашей фамилии — на сегодняшний день вы Грановская или Мейхер?
— Девичья моя фамилия — Мейхер. Грановская — это всего лишь псевдоним, который мы придумали вместе с Дмитрием Костюком (один из создателей "ВИА Гры". — Авт.). А по паспорту я уже два года как Уржумцева (смеется).

— Ваше отношение к пластическим операциям?
— Это удел людей, у которых внутренний комплекс неполноценности. Я никогда в жизни не делала пластических операций, не вкалывала себе ботокс, не увеличивала грудь. Я — за натуральность как внешнюю, так и внутреннюю. Но, конечно, существуют исключения в виде жизненных необходимостей, когда случилась авария или неудачная операция.



— Несмотря на рождение троих детей, вы сумели сохранить идеальную фигуру. Чего вам это стоило?
— Вы так утверждаете, как будто видели меня голой (смеется). Да, у меня в семье никто никогда не был склонен к полноте. Тем более я всегда в движении. Чтобы серьезно поправиться, мне нужно, наверное, сутками есть все подряд, пить, курить и лежать на диване, но у меня это совсем не получается (улыбается).

 

Поделиться:
 


В связи с обострением общественно-политической ситуации в Украине администрация сайта призывает читателей быть взвешенными и сдержанными при комментировании новостей.

Все комментарии, в которых содержатся признаки разжигания межнациональной розни, призывы к антиконституционным действиям, а также нецензурная лексика, будут немедленно удаляться.


Вы также можете обсуждать наши новости и статьи как в комментариях на сайте, так и в наших группах вFacebook,«ВКонтакте»,Google+ иTwitter.Мы надеемся на скорейшую нормализацию ситуации и мирный исход любых конфликтов.


Показать комментарии