Свобода украинской прессы в опасности

06.08.2017 в 12:13

НЬЮ-ЙОРК — 20 июля 2016 года Павел Шеремет, известный журналист, родившийся в Белоруссии, ехал на работу в студию «Радио Вести» в Киеве, когда его «Субару» взорвалась на оживлённом перекрёстке. Вздрогнули окна в соседних домах, вспорхнули в воздух птицы. 44-летний Шеремет умер практически мгновенно. Прокуратура Украины сразу подтвердила, что причиной взрыва стала бомба. Но прошёл год, а убийство Шеремета остаётся нераскрытым.


Если бы это был просто взрыв автомобиля, моя организация, «Комитет защиты журналистов» (сокращённо CPJ), не стала бы тратить год на изучение этого дела и требовать от украинских властей полноценного расследования. Но дело в том, что Шеремет был стойким защитником принципов прозрачности и демократии, работая журналистом сначала в своей родной Белоруссии, затем в России, а в последнее время — в Украине. До тех пор пока его убийство не раскрыто, правда, которую он искал всю свою жизнь, будет скрыта от его соотечественников в его смерти.


Убийство — это финальная форма цензуры в СМИ. Когда журналистов убивают, они начинают подвергать себя самоцензуре. И если страна, а особенно такая страна, как Украина, которая стремится вступить в Евросоюз, не способна привлечь убийц к правосудию, тогда её заявления о приверженности принципам демократии и верховенства закона превращаются в пустой звук.


Вот какова ситуация в деле Шеремета: за год украинские власти много чего пообещали, но не провели ни одного ареста, не идентифицировали ни одного подозреваемого и не представили никаких убедительных мотивов убийства. Как выяснил комитет CPJ в ходе недавней, длившейся неделю, адвокатской миссии в Киеве, такая затянувшаяся безнаказанность привела к трудностям в освещении прессой чувствительных вопросов — коррупция, злоупотребление властью, продолжающийся конфликт на востоке Украины.


Более того, с тех пор как был убит Шеремет, свобода прессы в Украине подвергается нарастающим нападкам. Расследовательская журналистика объявлена непатриотичной, а репортёры, которые критикуют решения властей — Шеремет занимался этим ежедневно —подвергаются угрозам и насилию, за ними устанавливается слежка.

 
Украинские чиновники утверждают, что продолжают работать над делом Шеремета. Президент Петро Порошенко, встретившийся 11 июля с делегацией комитета CPJ, который занят выяснением фактов по этому делу, заявил, что по-прежнему твёрдо намерен привлечь убийцу (или убийц) Шеремета к суду. Порошенко даже предложил усилить следствие, которое ведёт его правительство, международным партнёром, чтобы он взбодрил ход расследования. Однако, хотя такой шаг и позитивен, он слишком запоздал и делается после многих месяцев ошибок, поколебавших доверие общества.


Фактически некорректные заявления высших чиновников страны, в том числе министра внутренних дел Украины, Арсена Авакова, подрывают доверие к следствию. Аваков заявил о причастности России к убийству Шеремета и предположил, что этот случай вряд ли будет раскрыт. Однако на встрече с представителями следствия комитету CPJ заявили, что у Авакова был ограниченный доступ к материалам дела, и что его заявления не подтверждаются имеющимися свидетельствами. Нашей делегации рассказали, что власти анализируют вероятность нескольких мотивов убийства, причём ни один из них не исключён и не является основным. Почему же тогда Аваков продолжает делать свои противоречивые заявления и подыгрывать на руку малообоснованной конъюнктуре?

 
В равной степени тревожат сообщения, что следствие стало жертвой плохой работы полицейских: сюда относится отсутствие допросов ключевых свидетелей, проверки камер наружного наблюдения, адекватного объяснения присутствия на месте преступления бывшего офицера внутренней безопасности в ночь перед убийством. Главный редактор ведущего независимого сайта новостей «Украинская правда» заявила представителям CPJ, что за несколько месяцев до смерти Шеремета, за ним и его партнёром, Алёной Притулой, одним из основателей этого сайта, началась слежка. Более того, сотрудники сайта получали угрозы с требованием прекратить писать о конкретных, очень острых сюжетах. Между тем, украинские власти не смогли адекватно ответить на вопросы CPJ по поводу расследования этих заявлений.


В совокупности все эти пробелы в следствии и необъяснимые события вызывают серьёзные вопросы к честности и законности проводимого Украиной расследования. Если Порошенко серьёзно настроен раскрыть убийство Шеремета, понадобятся серьёзные изменения. Украинские власти должны будут установить чёткую иерархию и назначить человека, ответственного за раскрытие этого дела. Кроме того, Порошенко должен публично пообещать предоставить больше ресурсов данному следствию и решительно осудить любые атаки на журналистов. Но самое трудное — понадобится новый подход к расследованию этого дела, который поможет снизить внутриведомственную предвзятость, особенно в условиях, когда доказательства будут указывать на чиновников или государственные органы, что, по мнению некоторых, вполне возможно.


Несмотря на активное участие президента, мы пока не убеждены в том, что украинские власти будут заниматься этим делом настолько активно, насколько это необходимо. Именно поэтому потребуется ещё и внешнее давление. Евросоюз находится в уникальной позиции для применения такого давления. Объявив Украину приоритетным партнёром для расширения политических и экономических связей, ЕС получил рычаги, которые позволяют требовать отчёта от властей Украины. В 2014 году ЕС пообещал Украине 12,8 млрд евро ($15 млрд) на помощь в развитии ряда важных сегментов, в том числе правового и гражданского общества. Прогресс на обоих направлениях окажется серьёзно заторможен, если дело Шеремета останется нераскрытым.


Шеремет более двух десятилетий занимался журналистикой в трёх бывших государствах СССР. Он неутомимо раскрывал случаи коррупции во всех странах, где ему довелось работать. В 1998 году за его стойкость комитет CPJ присудил ему «Международную премию свободы прессы». Однако он продолжал подвергаться угрозам, нападениям, заключался в тюрьму и даже был лишён гражданства в Белоруссии. У Шеремета было много друзей, обожавших его харизматичную натуру, его ум и заразительный оптимизм. Но у него были и враги, которым не нравилась его бескомпромиссная журналистика.


Пять лет назад Шеремет переехал в Украину, потому что думал, что здесь он найдёт более свободные и безопасные условия для работы. Сегодня, когда в его родной стране нападки на прессу продолжаются, а его собственное убийство остаётся нераскрытым, надежды, которые он возлагал на Украину, оказываются обманутыми.

Project Syndicate, США

Комментарии (2)
Житомасон
06.08.2017 в 16:56 | UA

<удалено модератором>

БРЕД СИВОЙ КОБЫЛЫ
06.08.2017 в 22:06 | SK

Грохнули Шеремета, который залез не туда куда дозволенно и сразу поднялся визг и стенания о какой то там свободе слова. А то что уже четвёртый год подвалы СБУ забиты теми, кто пытается вслух высказать недовольство политикой киевской хунты и укрофашистов - так этого журнашлюхи не только не видят, но ещё и развешивают ярлыки на всех инакомыслящих. То что выжившие жертвы Одесской Хатыни объявлены виновниками трагедии и некоторые из них до сих пор сидят в СБУ - это тоже мимо. Это не попрание свободы?

Добавить комментарий
Отправить
Новости
Архив
Новости Отовсюду
Архив